Загадки Новодевичьих обвалов

Лето или осень 1525 года. Предполагаемый обвал сводов строившегося собора Новодевичьего монастыря (Новодевичий пр.,1). Разрушение подведенного под крышу здания, гибель около пятидесяти рабочих.


Изображение Новодевичьего монастыря на Несвижском плане  

Новодевичий монастырь, расположенный в самом конце Большой Пироговской улицы, является, несомненно, одним из наиболее известных культовых ансамблей Москвы. Мощные стены и башни с изящными ажурными завершениями, редкая по красоте колокольня, огромный собор, целая россыпь маленьких церковок делают монастырь настоящей сокровищницей русского зодчества. Недаром здесь практически с первых лет Советской власти разместился филиал Государственного Исторического музея. С юга к монастырской стене примыкает Новодевичье кладбище, являющееся одним из почетнейших некрополей столицы и притягивающее туристов из многих стран мира. И при всей этой популярности древняя история обители темна и полна загадок.

Дело в том, что древний монастырский архив погиб еще в XVII веке, и потому сегодня с уверенностью можно говорить лишь о тех событиях первых веков существования Новодевичьего монастыря, которые нашли отражение в летописях. Так, не подвергается сомнению то, что основана обитель в 1524 или 1525 году великим князем Василием III в память о возвращении Смоленска, долгие годы до того принадлежавшего Литовскому княжеству. В Новодевичьем монастыре приняла постриг вдова царя Федора Иоанновича царица Ирина. Сюда же удалился ее брат Борис Годунов, в полной уверенности, что через некоторое время толпы москвичей явятся к монастырским воротам просить его на царство.

А вот история самых древних зданий монастыря восстанавливается с большим трудом. Из них до наших дней дошел лишь собор Смоленской Божьей Матери, и именно с ним связаны наиболее интересные вопросы, на которые, увы, пока так и не найдено однозначного ответа. Историки до сих пор спорят о том, когда же был выстроен грандиозный храм – в 1525, 1530 или в 1551 году, причем первая из этих дат основывается на одном-единственном известии - сообщении об одной из самых ужасных в истории Москвы строительных катастроф. В поминальной книге (синодике) монастыря внесена следующая запись: «В лето 1525 избиенных с храму, как строили каменную церковь во святой обители сей каменщиков 56 человек. Помяни, Господи: Нестора, Иоанна…» (далее следует перечень еще пятидесяти двух имен погибших).

Поскольку речь идет о каменщиках, можно с большой степенью уверенности утверждать, что в указанном году некий монастырский храм был практически готов. Ведь обвалы древних каменных зданий происходили обычно в ходе или сразу после сооружения каменных сводов. Тяжелые арки создавали горизонтальные силы, распирающие поддерживающие несущие стены, поэтому кладка и сводов, и поддерживающих стен требовала особого мастерства и осторожности. Любой просчет приводил к проседанию и падению сводов, прихватывавших с собой, как правило, и часть стен (так случилось и при строительстве Успенского собора в Кремле, о котором рассказано в разделе «Обвал с далеко идущими последствиями»).

 То, что речь в синодике идет именно о монастырском соборе, подтверждает количество погибших – так много каменщиков могло трудиться только на сооружении очень большого здания. А собор Новодевичьего монастыря сооружался по образцу Успенского собора Кремля и был сопоставим с ним по величине. Удивительно совпадение судеб крупнейших московских храмов – и тот, и другой претерпели в ходе строительства тяжелейшие катастрофы, только в Кремле обошлось без жертв, а собор Новодевичьего установил рекорд среди обвалов зданий по числу погибших, продержавшийся до XXI века.

Итак, казалось бы, все ясно – в 1525 году почти готовый собор рухнул, и, возможно, его восстановили к 1530 году. Какие еще могут быть вопросы? Но беда в том, что синодик, из которого взято известие об аварии, относится к 1701 году! Известие о погибших каменщиках переписано в него из более древнего источника, и имеются веские основания подозревать, что при переписке в него могла вкрасться ошибка. Ведь в допетровские времена годы на Руси отсчитывались не от «рождества Христова», а от сотворения мира. Разница между системами летосчисления составляет 5508 лет. И переписчик вполне мог допустить неточность при выполнении столь сложного вычитания.

В пользу этого предположения высказываются некоторые историки архитектуры, утверждающие, что дошедший до наших дней собор ни в коей мере не соответствует современным представлениям о русском зодчестве начала XVI века, а значит, никак не мог строиться в 1525 году. Правда, другие выдвигают гипотезу, что выстроенный в 1525-1530 годах храм был значительно меньше существующего, и его расширили в ходе последующих перестроек. Такое предположение позволяет объяснить особенности архитектуры храма и снять с переписчика 1701 года обвинение в ошибке. Спор о времени катастрофы можно продолжать до бесконечности. Решающим аргументом в нем может быть только оригинальный документ, подтверждающий ту или иную точку зрения. А вероятность обнаружения такой древней бумаги весьма и весьма невелика. Но сам факт обвала с самыми ужасными последствиями сомнений вызывать не может – церковный синодик, пусть и переписанный с более древних документов – вещь слишком серьезная, чтобы просто так преподносить нам сведения о пятидесяти шести погибших.

К сожалению, этим загадки строительных катастроф в Новодевичьем монастыре не исчерпываются. В одной из летописей имеется упоминание о происшедшем в 1550 году еще одном обвале. На сей раз рухнула церковь Рождества Богородицы во все том же самом монастыре! «Того же лета в Новодевичьем монастыре, что на Дорогомилове, у церкви Рождества Пречистыя каменные верхи обвалилися во июли месяце, и до земли мост проломило, людей много погибло, которые церковь делали». Слово «мост» здесь, вероятно, означает, что храм возводился на перекрытом сводами подклете, и именно эти своды проломило упавшим сводчатым завершением.

Это летописное известие ставит перед историками новые вопросы. Церковь Рождества Божьей Матери в Новодевичьем монастыре неизвестна, помимо приведенной цитаты никаких сообщений о ней до нас не дошло. Быть может, летопись смешала названия Рождества Божьей Матери и Смоленской Божьей Матери? В таком случае, и летопись, и синодик упоминают об одном и том же событии, которое стоит отнести все-таки к 1550 году, так как сообщение летописи, бесспорно, достовернее переписанного откуда-то упоминания в синодике.

Вопросов и сомнений добавляет так называемый Несвижский план Москвы, относящийся к XVII веку. Это не план в современном смысле этого слова, это скорее картинка, изображающая условно-упрощенный вид города, прежде всего наиболее заметных зданий. Так вот, на этом самом плане в центре Новодевичьего монастыря возвышается какой-то крупный храм, завершенный не пятиглавием, как нынешний собор, а огромным шатром!

Самое простое объяснение этого странного факта гласит, что неизвестный составитель Несвижского плана допустил неточность, и перенес в стены монастыря шатровую церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи, которая стояла рядом с ним. Изображения этого храма известны, сам он был разрушен во время нашествия французов в 1812 году и более не восстанавливался. Но он стоял вне монастырских стен! Не слишком ли много ошибок приходится приписывать нашим предкам при разборе этой запутанной истории монастырского строительства и связанных с ним строительных катастроф?

А быть может, этот шатровый храм и был той самой неизвестной церковью Рождества Богородицы, и речь в летописи и в синодике идет о разных храмах? Тогда получается, что в Новодевичьем монастыре на протяжении четверти века произошло сразу две крупнейших и тягчайших строительных катастрофы! Не потому ли, что сооружались первоначальные монастырские здания из рук вон плохо, до наших дней из них дошел только собор, да и то, по мнению исследователей, сильно перестроенный? А прочие главные сооружения этого замечательного комплекса относятся ко второй половине XVII веке, благодаря особому вниманию царевны-регентши Софьи, которая, не жалея затрат, обстраивала обитель, будто предчувствуя свое будущее заключение именно в Новодевичьем монастыре.

Так все-таки был ли Новодевичий монастырь в XVI столетии местом двух крупных обвалов или только одного? Точного ответа на этот ключевой вопрос нет, и над его решением еще очень долго будут ломать головы пытливые исследователи….

 

Счетчик посетителей по странам