Охота на императора.

19 октября 1879 года. Третья верста Московско-Курской железной дороги. Взрыв поезда царской свиты. Разрушено несколько вагонов и железнодорожное полотно. Жертв нет.


Александр II

 

17 октября 1879 года у перронов симферопольского вокзала стояли два поезда, приготовленных для перевозки в Петербург после летнего крымского отдыха царя Александра II c семьей и многочисленной свитой. Первый поезд, состоявший из салон-вагонов и вагонов первого класса, предназначался для царского семейства и высших придворных чинов. Во втором, называвшимся свитским, вместе с царским имуществом (для которого отводилось целых три багажных вагона) должны были разместиться сотрудники личной военно-походной канцелярии императора, офицеры охраны, секретари, фельдъегеря - одним словом, те, кто попроще. Персонал должен был оказаться на месте раньше его величества, соответственно этому устанавливался порядок отправления поездов - первым трогался свитский, а уже за ним следовал царский.

Прибытия августейшего семейства на посадку ожидали часам к двенадцати ночи, однако оно появилось почти на час раньше. Чтобы не томить императора ожиданием, лица, ответственные за поездку, быстро переиграли порядок отправления поездов - первым в далекий путь отправился царский состав. Через полчаса за ним тронулся свитский. В таком порядке, с интервалом в один перегон, строго по державшемуся в тайне расписанию, они и должны были идти до самой Москвы, где царь собирался сделать длительную остановку.

Каждый из тяжелых поездов вели по два паровоза - для быстроты. Все встречные и попутные поезда задерживались на промежуточных станциях. Вдоль всего пути стояли солдаты и полицейские - через каждые сто метров!

Эти чрезвычайные меры оправдывались обстановкой в стране - уже несколько лет на Александра II велась настоящая охота. Открыл ее в 1866 году выстрел Д.В. Каракозова, потом в царя стрелял поляк Березовский. Далее инициатива в организации покушений на царя перешла к «Народной воле». Одно покушение в 1879 году уже состоялось – 4 апреля император бежал зигзагами по Дворцовой площади, спасаясь от выстрелов А.К. Соловьева. Ни одна пуля покушавшегося в цель не попала.

Особенно тревожило жандармов то, что незадолго до отправления царского семейства из Крыма на одной из южных станций задержали неизвестного с целым чемоданом динамита. Сомнений в отношении того, для какой цели предназначалась взрывчатка, ни у кого не возникало. Очевидно, на этот раз покушение на царя замышлялось во время его проезда по железной дороге. Двое суток, пока поезд шел из Симферополя к Москве, все руководство охранных органов империи находилось в состоянии постоянного напряжения. О прохождении поездами каждой станции немедленно доносилось в Петербург.

Вечером 19 ноября наконец-то пришло долгожданное, вызвавшее чувство облегчения известие о благополучном прибытии императора в Первопрестольную столицу. В Серпухове в царский поезд подсел московский генерал-губернатор князь В.А.Долгоруков. Около 10 часов вечера царь сошел из вагона на перрон Курского вокзала, и, взяв в свою карету генерал-губернатора, отправился в кремлевский дворец. На всем пути царскую карету встречали восторженные приветствия зевак, музыка военных оркестров. Но из-за позднего времени главное торжество приема императора в его первопрестольной столице откладывалось на следующий день.

Не успел еще царь пройти в спальню, как среди сановников распространилось ужасное известие. На подходе к Москве потерпел крушение второй, свитский поезд! Какое-то время еще теплилась надежда, что авария вызвана неисправностью пути или подвижного состава, что было отнюдь не редкостью в те полудикие времена. Но более подробные сообщения, пришедшие с третьей версты Курской железной дороги, рассеивали все иллюзии. Не оставалось сомнений, что поезд разрушен заложенной под путями миной.

В трудном положении оказался митрополит Московский и Коломенский, который утром 20 числа должен был встретить царя перед входом в Успенский собор. Буквально перед самой церемонией бедный старец, ночью спокойно спавший, узнал о взрыве и пришел в ужас. Вся его заранее заготовленная и заученная речь о великой любви москвичей к обожаемому монарху теперь превращалась в насмешку. Но понаторевший в проповедях церковный иерарх сумел собраться с мыслями и удачно сымпровизировал более подходящее к случаю приветствие, в котором основной упор переносился с людских чувств на божье покровительство, хранящее императора от злодеев. Ту же мысль развил и сам царь, в ответном слове заявивший, что "Бог вновь спас меня от угрожавшей мне опасности".

Тем временем на месте взрыва шло расследование. Катастрофа произошла сразу же, как только приближавшийся к Курскому вокзалу поезд пересек Нижегородскую улицу. Свитский поезд состоял из трех багажных, четырех пассажирских второго класса, двух пассажирских вагонов первого класса, мастерского и служебного вагона и тянулся двумя паровозами. Мина взорвалась в момент прохождения над ней первых двух багажных вагонов. В результате оба паровоза, невредимые, оторвались от поезда и, пройдя около полукилометра, остановились у моста через Яузу. Первый вагон сошел с рельсов, второй опрокинулся, третий получил повреждения одной колесной пары. Два вагона второго класса, надвинувшись на резко остановившиеся багажные, развернулись поперек пути. Остальные вагоны сошли с рельсов, получив повреждения от этого, а не от взрыва. Путь оказался разрушенным по все длине поезда.

Опрос очевидцев дал немного. Случайно оказавшийся в поезде обер-шталмейстер Оболенский поведал, что катастрофа произошла в момент, когда члены свиты уже начали надевать шинели, готовясь через пару минут выйти на перрон Курского вокзала. Это занятие прервал резкий толчок и внезапная остановка поезда. Кто-то бросился к выходу, другие в испуге легли на пол. Первой мыслью было, что взорвался котел паровоза. Когда удары и толчки прекратились, рискнули выйти. При выходе услышали стоны придавленных тележкой вагона городового и стрелочника.

Основной объем информации принес осмотр железнодорожного полотна. На месте взрыва зияла воронка двух с половиной метров глубины, из нее торчали обломки каких-то металлических труб. В яме обнаружили провода, которые привели к небольшому домику по соседству с путями. Дом находился за Камер-Коллежским валом и числился уже не в Москве, а в так называемой Новой Деревне. Чтобы попасть к нему из Москвы, следовало проехать метров сто за Рогожскую заставу, и, свернув налево, в порядки Новой Деревни, еще метров двести.

Выглядел домик заурядно. Деревянный, двухэтажный, заглубленный в землю так, что его первый этаж казался полуподвалом. Со стороны вала приусадебный участок закрывал глухой забор, во дворе располагались хозяйственные строения - сарай и курятник. Хотя в окнах виднелся свет, на громкий стук в ворота никто не вышел. Разломали забор, пробили двери. Окна нижнего, полуподвального этажа оказались заколоченными, и полицейские вломились сразу на второй этаж. Им открылась самая мирная картина. На печи дремал белый кот, стены украшали образа и портреты их императорских величеств. На опрятно накрытом столе стояли еда и вино. Хотелось извиниться за внезапное вторжение и уйти. Но извиняться не пришлось - в доме и на дворе никого не оказалось. А внимательный осмотр показал, что никакой ошибки нет, расследование идет правильным путем. В подвале громоздились груды земли, вынутой из подкопа. Там же нашли и вход в подземный ход. В сарае стояла гальваническая батарея, с помощью которой взорвали мину. Вторую обнаружили в доме, в сундуке. Для наблюдения за железной дорогой в глухой стене сарая было вырезано маленькое окно.

Дом, выстроенный лет за шесть до описываемых событий, принадлежал старушке Анне Трофимовой и был куплен у нее «саратовским мещанином» Николаем Сухоруковым за 2 350 рублей. Сделку честь по чести зарегистрировал нотариус Величко. Произошло это всего за два месяца до покушения. При старушке нижний этаж дома занимали местные железнодорожники, но новый хозяин выселил их, объявив, что начинает обширный ремонт. Под видом этого ремонта и велся подкоп под соседнее железнодорожное полотно. Подземный ход крепился поставленными наклонно и сходившимися сверху досками. Конек этого своеобразного подземного шалаша образовывала толстая водосточная труба, в которой был проложен провод к заряду. Она же служила для вентиляции, соединяясь с поддувалом печки. Топка вызывала усиленную вытяжку по трубе испорченного воздуха из подкопа и приток в него свежего воздуха.

В конце тоннеля стояла поперечная стенка из кирпича, которая, очевидно, должна была направить основную силу взрыва вверх. Однако террористы ошиблись, не доведя подкоп на аршин до пары рельсов, по которой должен был пройти царский поезд. Возможно, они просто не успели (или им помешали) докопать до нужной длины, но решили все же использовать имевшийся шанс.

Место для покушения было выбрано почти идеально. Формально домик стоял уже за границами города, где за порядком надзирала маломощная уездная полиция. Соседним домом владел старообрядец, который в силу своих религиозных убеждений не поддерживал никаких отношений с «никонианами». Тщательные опросы других соседей позволили набросать описания внешности злоумышленников. Хозяин дома, Сухоруков был мужчиной среднего роста слабого сложения, светло-русым, 23 лет. Его «жена» единодушно характеризовалась как очень красивая невысокая женщина.

Между тем у злополучного дома собралось множество любопытных, настроенных по большей части яро монархически. Двадцать первого числа в три часа дня толпа выбила рамы и ворвалась внутрь, разбросав и уничтожив все имущество. Если бы не усилия полиции, дом, пожалуй, раскатали бы по бревнышку.


Разгромленный дом, из которого велся подкоп  

 Отличился крестьянин Александр Кривошеин, бросивший идею соорудить на месте дома часовню в память чудесного спасения и тут же открывший на нее подписку. Сбор составил 153 рубля - весьма солидную для того времени сумму, но, конечно, не достаточную даже для самой маленькой часовни. Деньги передали в канцелярию губернатора, и дальнейшую их судьбу выяснить не удалось, так как часовню так и не выстроили. По-видимому, царь понимал, что подобный памятник увековечил бы не столько факт спасения от покушения, сколько само покушение.

Расследованием было установлено, что взрыв является делом «Народной воли» (впрочем, в этом никто не сомневался с самого начала). Под именем Николая Сухорукова выступал агент Исполнительного комитета "Народной воли" Лев Гартман. Его «жена» Марина Семеновна была не кем иным, как членом исполнительного комитета Софьей Перовской. Работами по сооружению мины руководил Григорий Исаев, вместе с ним работали народовольцы Арончик, Морозов, Баранников, Ширяев. Главным организатором покушения являлся виднейший деятель «Народной воли» Александр Михайлов.

Царю повезло еще раз. Подкоп как средство уничтожения конкретного лица показал свою несостоятельность. При огромных затратах времени и труда обеспечивалась слишком низкая вероятность поражения цели. И вовсе не случайность, подставившая под удар вместо императорского поезда свитский, тому виной. Даже если бы взрыв прогремел в нужный момент, шансов на разрушение именно того вагона, где находился царь, было слишком мало.

Но и охранным органам особенно гордиться не приходилось. Ни полицейские, обязанные надзирать за порядком в Новой деревне, ни железнодорожная стража не обнаружили ведущегося у них под самым носом подкопа. И это в условиях строжайшего надзора, установленного вдоль дороги в ожидании высочайшего проезда.

Невысокую эффективность розыскных мероприятий подтвердили последующие события. Уже 6 февраля следующего года взрыв прогремел в самом Зимнем дворце, разрушив столовую, где был накрыт стол к царскому обеду. Александра II снова спасла случайность – обычно пунктуальный царь опоздал к обеду!

 Продолжая охотиться на царя, народовольцы еще раз прибегли к подкопу. На этот раз его вели в Питере под Садовой улицей, по которой часто ездил Александр II. И вновь не сработало - в назначенный для покушения день 1 марта 1881 года царь изменил обычный маршрут. Тогда террористы прибегли к запасному варианту. На улицы вышли метатели с бомбами в руках. Первый снаряд разнес карету, вторым были смертельно ранены и уцелевший от первого взрыва император, и сам покушавшийся...

Счетчик посетителей по странам