Скандал с подпиской

25 июня 1907 года. Обвал дома Яншина (угол Малой Грузинской улицы и Грузинского вала, не сохранился). Дом разрушен почти полностью. Пятеро пострадавших.

Это происшествие более походит на скверный анекдот, однако именно катастрофы такого типа были весьма характерны для строительства в дореволюционной Москве.

В 1907 году некий И.А. Яншин затеял на своем участке, расположенном на углу Малой Грузинской улицы и Грузинского вала, сооружение нового дома. Согласно проекту, дом планировался деревянным и всего в два этажа, так как более высокие деревянные сооружения действовавшими строительными правилами не допускались.

Проект без особых приключений утвердил строительный отдел городской управы. Наступила пора строительства. Закон требовал, чтобы наблюдение за любыми строительными работами (вплоть до таких мелочей, как, например, устройство окна вместо двери) вел специалист, имевший на то "законное право". В сущности,  это было  справедливым: строительство – вещь слишком серьезная, чтобы доверять его всем подряд. К сожалению, полезным требование  являлось только на бумаге. На практике толку от него было мало. Дело в том, что в дореволюционной России помимо дипломированных архитекторов, права на наблюдение за строительством широко раздавались не только инженерам других специальностей (технологам, путейцам), но и так называемым техникам архитектуры – самоучкам, сдавшим несложные экзамены в Техническо-строительном комитете МВД. Благодаря этому специалисты, "имеющие законное право", в Москве просто кишмя кишели. Конкуренция заставляла их быть сговорчивыми и подчиняться прихотям застройщиков.

Этих последних закон о необходимости наблюдения за строительством раздражал весьма сильно. Ведь наблюдавшему специалисту требовалось платить, причем стоимость платежа была пропорциональна стоимости постройки. Приличные архитекторы брали, как правило, четыре процента. Пятиэтажный доходный дом среднего уровня обходился тогда примерно в 100 тысяч рублей, значит, строивший его зодчий получал 4 тысячи, что было больше годового жалованья участкового архитектора (3 тысячи рублей). А поскольку количество одновременно осуществляемых наблюдений не регламентировалось, так же как и конкретные обязанности наблюдавшего, то ловкие архитекторы могли вести одновременно по три-пять наблюдений, уделяя каждой постройке по часу-два в неделю, а то и вовсе не появляясь на стройках. За такое "наблюдение" платили меньше, но все-таки платили.

Как и любой московский купчина, Яншин был прижимист и не любил бросаться деньгами. Отдавать тысячу-другую постороннему человеку за то, что тот пару раз в неделю посмотрит на ведущуюся стройку, домовладельцу не хотелось. И он решил "вести наблюдение" сам. А для того, чтобы обойти закон, Яншин по-хорошему договорился с третьестепенным архитектором В.Ф. Жигардловичем. Какую именно сумму выдал ему Яншин, осталось неизвестным, однако очевидно, что не слишком большую. За это домовладелец получил оформленную по всем правилам подписку о принятии на себя Жигардловичем наблюдения за строительством яншинского дома. Одновременно было договорено, что больше от зодчего ничего не потребуется. Если бы только Вячеслав Францевич знал, на что способен проворный купчик!

Обойдя закон, Яншин взялся за работы. И первым делом изменил проект. Так как дом стоял на углу, то он имел два парадных уличных фасада и два дворовых, внутренних. Для того, чтобы поднять представительность, а с ней и доходность дома, Яншин решил выложить уличные фасады из кирпича, а дворовые оставить деревянными. О том, как поведет себя подобная конструкция, он, понятно, не задумывался.

Стены выросли быстро, и уже в конце июня приступили к устройству крыши. Угловой дом представлял собой в плане неправильный четырехугольник, и чердачные балки нужно было укладывать разной длины. Чтобы избежать закупки длинных бревен и обойтись дешевым коротьем, Яншин решил водрузить поперек дома одну металлическую балку, на которую потом и опереть короткие продольные прогоны.

Сказано – сделано. Тяжелый стальной двутавр улегся одним концом на кирпичный передний фасад, а другим – на хлипкую дворовую деревянную стенку. Закреплять лежащую горизонтально балку посчитали излишним. Однако в таком положении она оставалась недолго. Через несколько дней ее нагрузили чердачными прогонами, а над ними начали возведение конструкций крыши. Всю эту тяжесть балка передавала на две опорные стены. Под нагрузкой они повели себя по разному: легкая деревянная осела, выгнулась, в кирпичной же особых изменений не произошло. Конец балки, опирающийся на заднюю стену, опустился вниз.  Образовался наклон – небольшой, но достаточный для того, чтобы при сотрясениях балка потихоньку поползла в сторону двора. Сам за собой "наблюдающий" Яншин этого, конечно, не заметил.

25 июня 1907 года конец тяжелой металлической балки сорвался с кирпичной стены. Вместе с балкой рухнули конструкции чердака и крыши. Все это добро полетело вниз, разнеся вдребезги перекрытие первого этажа. От удара повалилась и задняя деревянная стена. В несколько секунд от почти готового дома остались неряшливые руины.

В доме работало 5 человек, и все в той или иной степени были задеты падавшими обломками. Погибших, к счастью, не оказалось, но двое рабочих пострадали серьезно, а один из них получил тяжелую травму головы. В видавшей виды Москве на эту катастрофу не обратили никакого внимания. Изучение причин аварии особых затруднений не вызвало – сугубая "гениальность" технических решений Яншина стала очевидной после беглого осмотра места происшествия.

Зато уголовное дело, заведенное по факту обвала, выглядит весьма любопытным. Уже первое знакомство прибывших к месту обвала полицейских и городских архитекторов с остатками дома Яншина показало, что утвержденный управой проект был самовольно изменен. Ответственность за это нес, конечно, наблюдавший специалист – тот, что выдал подписку, подшитую к делу у участкового архитектора. И ничего не подозревавший Жигардлович очутился под следствием.

Пытаясь свалить с себя вину, он вполне честно признался, что за стройкой не следил и ни разу на ней не был. Когда же ему предъявили собственноручную подписку о принятии на себя наблюдения, он (вот ведь милая душа!) опять-таки честно заявил, что выдал ее заведомо формально.

Однако, вопреки ожиданиям наивного архитектора его не оставили в покое, а привлекли к ответственности за нарушение строительного устава и неумышленное причинение повреждений людям.

Напрасно незадачливый зодчий доказывал, что его вины в происшедшем нет никакой. В панике, очевидно, надеясь если не избавиться от наказания, то разделить его со своими коллегами, Жигардлович проговорился, что выдача формальных подписок широко практикуется по всей Москве, не он-де первый и не он последний. В доказательство он привел несколько случаев выдачи формальных подписок.

Но напрасны были его надежды. Излагаемые им факты не были каким-то особым секретом. О том, что в Москве за небольшие деньги можно было заручиться не только подпиской специалиста, но и любыми свидетельскими показаниями на суде, знали все. Весь фокус состоял в том, чтобы врать-врать, да не провраться. А вот Жигардловичу не повезло. В подавляющем большинстве случаев выстроенные самими домохозяевами примитивные домики кое-как держались, тогда как сооружение Яншина рухнуло.

На суд (уже в 1908 году) Жигардлович явился в полной уверенности своей невиновности и был глубоко удивлен тем, что суд не внял его милому лепету и приговорил беднягу к трехдневному аресту. И правильно – столь святая простота человека, которому доверяют судьбы десятков людей, явно хуже воровства. Вместе с зодчим осудили и Яншина – его приговорили к небольшому штрафу. На мягкость наказания повлияло то, что наиболее  пострадавшему рабочему домовладелец заткнул рот 400 рублями, и тот отказался от своих первоначальных показаний.

В том же несчастливом для себя 1908 году Жигардлович отсидел еще три дня. На этот раз – за случившийся еще в 1901 (!) году обвал потолка в доме Русско-Французского анонимного общества. Вместе с ним признали виновным и инженера-механика этого общества Т.Г. Гюнтцера. Что уж натворила эта парочка "специалистов", узнать в подробностях, к сожалению, не удалось.

 

 

Счетчик посетителей по странам