ЧЕРЕМУШКИ - ОБЫЧНЫЕ, НОВЫЕ И 9 КВАРТАЛ

А.В.Рогачев

Опубликовано: Квартира, дача, офис,1999,N 107.

 

Макет кварталов 9,11 и 12 Новых Черемушек. Девятый квартал - слева

 

Неоценим вклад Москвы в русскую культуру! Ну какой еще город может похвастаться тем,  что даже названия его отдельных  районов становятся именами нарицательными и прочно входят в русский язык? А Москве к этому не привыкать. Например, с  прошлого  века укоренились понятия "ходынка" и "хитровка".

Последним районом, с  которым произошла подобная история,  оказалась скромная окраина, которая и в границы города вошла лишь в 1958 году. Но зато название она носило красивое, не в пример каким-нибудь там Ходынкам.

Нежные, отдающие весенней свежестью Черемушки. Наверное,  это поэтическое название в немалой степени способствовало тому, что вслед за этим получившим широкую известность районом,  Черемушками стали называть  районы новостроек  во многих молодых и старых городах. Поэты и композиторы наперебой слагали стихи и песни про Черемушки.  Появилась  и даже имела некоторый успех оперетта, в названии которой встречалось все то же красивое слово.

А быстро выявившиеся  недостатки  черемушкинских домов надолго дали пищу всевозможным сатирикам  и  карикатуристам. Высокая  звукопроницаемость стен вызвала массу анекдотов про то,  что "у нас сосед играет на кларнете и трубе", совмещенные санузлы  стали  темой карикатур с подписями типа "Прошу тебя, нырни на одну минутку". Чаще же всего обыгрывалось однообразие  типовой  застройки. Так,  именно это однообразие позволило авторам завязать интригу чудесного фильма  "Ирония судьбы", хотя дальнейшее его содержание никакого отношения к проблемам массовой застройки не имеет.

 И в основе этой небывалой популярности - собственно говоря, всего один квартал - 9-й квартал  Новых Черемушек. О его истории и пойдет речь.

     Начиналось все традиционно для Москвы - с подмосковной деревни,  звавшейся некогда Черемошье и последовательно принадлежавшей представителям виднейших родов русской  аристократии.  Среди владельцев Черемошья - Лихачевы, Прозоровские, Голицыны, Меншиковы.  Среди последних был хозяином  здешних мест правнук знаменитого петровского любимца, князь А.С.Меншиков,  вместе с которым угас этот знаменитый род. В отличие от своего предка А.С. Меншиков не блистал воинскими талантами, что ярко продемонстрировал, командуя русскими войсками в Крыму во время Крымской войны. Стоя рядом с осажденным Севастополем,  он так и не смог помочь его геройским  защитникам.

     Затем Черемушки перешли в руки купцов Якунчиковых, среди которых особую известность получила художница М.В.Якунчикова, правда, не столько в силу своих талантов, сколько благодаря богатству  родителей  и своей романтически короткой жизни.

     Сооружения барской усадьбы,  выстроенной в Черемушках в XVIII веке, прекрасно сохранились - сегодня они стоят по обе стороны Большой Черемушкинской улицы. Главный дом и парк лежат на левой,  нечетной стороне улицы, а напротив, на правой стороне остался эффектный комплекс конного двора, напоминающий игрушечный замок. Но не бывшие владельцы и не интересные памятники старины прославили  бывшую  деревню  Черемушки.  Настоящая  слава пришла к ним всего сорок лет назад - в конце пятидесятых годов нашего столетия. К тому времени село превратилось уже в солидный рабочий  поселок с населением в пятнадцать-двадцать тысяч человек, созданный 4 декабря 1938 года.

     Все улицы, проложенные по территории поселка, еще много лет назывались Черемушкинскими с номерами, пока  постепенно не получили новых названий.  1-я Черемушкинская стала улицей Дмитрия Ульянова, 2-я - Ивана Бабушкина, 3-я - Кедрова, 5-я - Кржижановского, 6-я - Новочеремушкинской, 7-я - Красикова. Самая блестящая участь ожидала 4-ю Черемушкинскую улицу, которая составила часть важнейшей городской магистрали - Профсоюзной улицы.  2-й Черемушкинский  проезд  превратился в улицу Гримау,  и лишь 1-й сохранил свое старое название, но уже без номера. Теперь он просто Черемушкинский, единственный и неповторимый.

     С этими именами все просто и понятно. Но на планах шестидесятых годов  в  Черемушках отмечалась и еще одна улица, название которой на первый взгляд кажется необъяснимым. Это нынешняя улица Шверника,  сорок лет назад носившая имя Телевидения. Москвичи прекрасно знают, что телецентр находится в Останкине, и мало кто помнит, что в конце 1950-х годов самым подходящим местом  для  него считались возвышенные просторы Юго-запада.  Выстроить центр - дело долгое, назвать же улицу - гораздо проще и быстрее.  Но пока суть да дело, победила идея создания телецентра совсем в другом конце  Москвы  - в Останкине. Знаменитую  башню  закончили к 50-летию Великого Октября,  а оставшаяся не у дел улица Телевидения носила утратившее всякий смысл название до 1971 года.

Около 1950 года в поселке выстроили несколько  десятков двух-трехэтажных домов. Несколько этих милых, интимных построек сохранилось до наших дней в окрестностях станции  метро "Академическая".

В середине 1950-х годов на смену малоэтажной  застройке пришли восьми- и девятиэтажные здания, возводившиеся вдоль нынешней Профсоюзной улицы. Часть из них облицована красной плиткой,  другие - бежевой. Строительство этих домов совпало с резким изменением направленности  советской  архитектуры, выразившемся  поначалу  в "борьбе с излишествами".  Первоначальные проекты корректировались, урезались уже в ходе строительства,  а потому  и сами эти дома оставляют впечатление какой-то незаконченности.

     Звездный час Черемушек наступил в 1956 году и принес им всесоюзную и даже международную известность.  Началась застройка 9-го квартала,  лежащего между улицами Шверника,  Гримау, Дмитрия Ульянова и проспектом Шестидесятилетия Октября. Найти этот квартал предельно просто. Стоит только доехать до "Академической"  и  покинуть станцию через северо-восточный выход (на обиходном языке этот  звучит примерно  так:  если ехать от центра, то выйти назад и направо), как вы окажетесь в этом квартале, наверное самом знаменитом во всей Москве. О нем столько писали, говорили, его планы, макеты, фотографии публиковали в газетах,  журналах, книгах, показывали на выставках.  Словом, он вполне заслуживает  названия Квартала с большой буквы.

Главную задачу создатели  Квартала – руководитель мастерской Специального  архитектурно-конструкторского  бюро Н.А. Остерман и его сотрудники С.В. Лященко и Г.П. Павлов - видели в опытном решении многих проблем  массового  жилищного строительства. В первую очередь проверке подлежали  принципы планировки,  предусматривающие объединение в  одном  большом квартале жилья, школ, детских садов, магазинов и предприятий обслуживания, кинотеатров.

Требовали разрешения и вопросы рациональной планировки квартир: где размещать санузел - у входной двери или в глубине  квартиры, делать его совмещенным или раздельным, как устраивать балконы и многие другие. Ну, и наконец, основное внимание уделялось технической стороне строительства - в 9-м квартале собирались проверить эффективность чуть ли не  всех использовавшихся  тогда конструкций жилых зданий и методов строительства. Указывать, из чего выстроены все дома Квартала, в этой небольшой статье смысла, конечно, нет, но все же небольшой перечень примененных для их создания материалов не помешает.

Три башенных восьмиэтажных дома на южной стороне Квартала (дома 31 по улице Дмитрия Ульянова) выстроены из шлакобетонных  блоков  (авторы - архитекторы М.Фрадин и Н.Пышкин, инженер И.Полетаева). Дом 29 по проспекту Шестидесятилетия Октября архитекторы Е.Демченко, Н.Корнилов, Г.Карлсен и инженер Л.Шилина запроектировали из кирпичных блоков. Сегодня такой метод строительства может показаться нелепым,  но тогда идея складывать на заводах кирпичи в большие блоки, а потом из них собирать вроде бы кирпичные дома, имела многих горячих приверженцев и многократно применялась на практике.

Не забыта была и самая обычная кирпичная кладка. Из семищелевого кирпича с облицовкой  лицевым  кирпичом сложили корпус  2  соседнего дома 27 (архитектор И.Гохблит,  инженер Б.Федоров)ут же рядом - панельные дома.  В доме 16 по улице Гримау архитекторы Е.Иохелес,  Е.Хлыстова, В.Герман, И.Копырина использовали керамзитобетонные панели.

Еще один панельный  дом,  стоящий рядом дом 14 стал не только самым в Квартале,  но и на долгие годы самым популярным в Москве. В отличие от других домов, среди авторов которых первыми называли архитекторов, в его авторском коллективе на первом месте числились инженеры В.Лагутенко и А.Бартошевич, которым помогали архитекторы С.Ханин, Б.Браиловский и М.Артемьев.

Конструкция дома была новаторской - ее основу составляли  тонкостенные железобетонные панели,  со слоем утеплителя из пенокерамзитобетона и минеральной ваты. Внешняя  поверхность панелей уже на заводе облицовывалась мелкой керамической плиткой,  что резко снижало трудоемкость монтажа.

Благодаря этому была достигнута невиданная для благоустроенных домов современного  типа  дешевизна строительства. Квадратный  метр  обходился примерно  в сто рублей (в ценах 1961 года),  а после доработки проекта (в основном  за  счет увеличения высоты  на один этаж) эта стоимость снизилась до 89 рублей!  Молодым читателям, не знакомым со стабильным советским рублем и привыкшим сравнивать цены только в долларовом эквиваленте, необходимо пояснить, что покупательная способность рубля 1960-х годов несколько превышала доллар.  То есть квадратный метр обходился долларов в сто!  Если бы  сегодня квартиры продавали по таким ценам,  то жилищный вопрос в Москве давно бы нашел свое разрешение.

У проекта был и ряд очевидных недостатков - малая долговечность (он рассчитывался на четверть века,  хотя выстроенные  по  нему дома спокойно выстояли сорок лет), теснота квартир, высокая звукопроницаемость. Чудес на свете не бывает, за все  приходится чем-то расплачиваться. Но дешевизна и технологичность дома оказались настолько поразительными,  что  перевесили все возражения,  и проект, названный по имени своего главного создателя, начал  триумфальное шествие по новостройкам Москвы, а затем и других городов страны.  Например, в Хорошеве-Мневниках "домами Лагутенко" застроили целый 75 квартал.  Зато и ломать пятиэтажки сегодня начинают в основном с домов этого типа, быстрее других устаревших морально и физически.

Но и лагутенковские,  и другие дома, выстроенные потом по отработанным в 9-м квартале проектам,  имели резкое отличие от своих прототипов в Черемушках.  За исключением трех восьмиэтажных башен, о которых говорилось в ранее, все остальные жилые дома Квартала были четырехэтажными! Этого обычно  не замечают прохожие, об этом не помнит большинство москвичей, для которых Черемушки прочно ассоциируются с пятиэтажками.

А именно четыре этажа считалось оптимальной высотой для экономичного жилья в самом начале массового строительства в Москве.  И как раз опыт 9-го квартала позволил увеличить ее на один этаж.  Так из четырехэтажек родились знаменитые пятиэтажки, а восьмиэтажные башни превратились в девятиэтажные, которые вскоре появились в Марьиной роще, Бескудникове, Химках-Ховрине и других районах.

В общем, 9-й квартал действительно стал школой московского жилищного строительства на целое десятилетие. И дело было не только в типовых проектах жилых домов. На редкость удачными оказались и его планировочные принципы. Большая площадь Квартала была умно "нарезана" на  несколько  уютных, почти замкнутых домами дворов. В северно-восточной части разместились школа, детский сад-ясли, универсальный магазин. Все это - в отдельных сооружениях, а не в первых этажах жилых домовстати, школу выстроили по специально разработанному новому проекту А.Суриса,  А.Курносова, В.Чернопыжского и инженера А.Бобрусова.  В отличие от жилых домов, этот проект в серию не пошел.

В центре Квартала встал небольшой хозяйственный блок  с лекционным залом, кружковыми комнатами, прачечной и мастерскими. И, наконец, рядом с кинотеатром, который тогда назывался "Ракета", а потом превратился в "Улан-Батор", расположился гараж для индивидуальных машин. Все,  что было  нужно для повседневной жизни, оказалось рядом, под рукой.

Творцам 9-го квартала удалось решить и еще одну, быть может,  и не столь важную тогда, но интересную и сложную задачу. Как сделать почти одинаковые на вид и до предела лапидарные коробочки своих домов разнообразными и красивыми? Решение, которое нашли проектировщики, оказалось простым и эффективным. Движущийся по обычной улице или двору пешеход  обычно  не задирает  голову вверх в надежде обозреть изысканный фасад или оригинальное объемное  построение зданий.  Он воспринимает прежде всего малые формы, составляющие его ближайшее и непосредственное окружение - козырьки подъездов,  декоративные стенки,  ритм и решетки балконов и лоджий.

Именно благодаря этим элементам, подобранным с душой и выдумкой,  дома 9-го квартала получили каждый свое собственное лицо и стали привлекательными на вид. То же самое удалось сделать и в отношении дворовых пространств.  Удачное размещение детских и спортивных площадок, небольших бассейнов-плескательниц,  зеленых пространств, тщательно выполненные декоративные формы сыграли немалую роль в  популярности 9-го квартала.

Как всегда, после праздников наступили будни. Интерес к Черемушкам постепенно прошел, поблекли сочные краски  фасадов,  обветшали малые формы, пересохли бассейны. А тут еще рядом открылась станция метро. Кратчайший путь от нее вглубь Черемушек  прошел через южный,  самый большой двор Квартала. По диагонали двора пролегла стихийно  возникшая  транзитная пешеходная "магистраль".  Двор стал проходным со всеми вытекающими отсюда последствиями. И к 1980-м годам некогда громкая слава Квартала сошла на нет.

Но в последнее время наступил счастливый перелом.  Сюда вновь пришли строители. Они обновили дорожки, установили декоративные изгороди, расчистили зеленые насаждения. В бассейнах вновь заплескалась вода. Сорокалетний квартал помолодел.  Особенно хорош он сейчас,  весной, в цветении сирени и яблонь.  Достаточно просто пройтись по его  зеленым,  уютным дворам, чтобы понять, как хороша может быть новая Москва, и осознать,  насколько заслуженной была слава небольшого московского района с прелестным названием - Черемушки.

Счетчик посетителей по странам