И у святых бывают дачи....

А.В.Рогачев

Опубликовано: Квартира,  дача, офис, 1999, N 142.

Стадион Сталинец. 1937
 

 

 

                                               Черт его, князя Лычко, видел,

                             как он вышел из Угорской земли...

 

                             А.Н.Толстой. Петр Первый

 

 

Черкизово - местность северо-восточной  части  Москвы, названная по имени бывшего подмосковного села,  известного с XIV века.  В границы Москвы вошло  в  1917 году.  С  севера соседствует с Богородским,  с запада - с Преображенским.  С востока  ограничено Окружной  железной  дорогой, с  юга - подъездными  путями  Электрозавода. С  1960-х годов – район массовой застройки.  Главная улица -  Большая  Черкизовская. Сохранилась церковь Ильи XVII века.

 В этой короткой справке  собраны  основные сведения  о Черкизове - ничем особым не примечательном районе Москвы. Их может быть вполне достаточно для среднего москвича,  но вот тех, кто  живет  в Черкизове  или  еще собирается  здесь поселиться,  они вряд ли удовлетворят.  Эта категория  людей наверняка заинтересуется нижеследующим рассказом.

 Необычное, резковатое  для  русских деревень  название "Черкизово" давно обратило на себя внимание  историков.  И, конечно, первым  и  самым естественным их побуждением было произвести имя села от имени  Черкиз  или Серкиз, которое встречается  в  "Государевом  родословце" - знаменитом своде генеалогий всех московских служилых фамилий. Согласно  этим данным,   аж   при великом   князе  Дмитрии (впоследствии прозванным Донским) "выехал" из Золотой  Орды, крестился  и поступил на московскую службу татарский царевич Серкиз.

 Вроде все  ясно, но  Родословец-то  составлен лишь  в середине   XVI века,   то   есть спустя  два  века после описываемого события, а за это  время  многие факты  могли утратиться  или  исказиться. Кроме того,  нужно учитывать и возможность внесения  исправлений  в родословные  и самими боярами, страстно  желавшими  вывести свой род от как можно более  высокопоставленных лиц.  Для   этого удобно   было использовать   князей,   царевичей, воевод  из  ведомых и неведомых стран.  В общем,  при знакомстве с  "Родословцем" иной  раз  волей-неволей вспоминается  вынесенное в эпиграф восклицание из романа А.Н. Толстого. Кроме того,  "Серкиз" - это, скорее   всего,   искаженное  "Саркис" -  имя,  более характерное для христианина-армянина,  нежели для татарского царевича.

Правда, существование "Серкиза"  получает  гораздо более убедительное,  хотя и косвенное подтверждение.  В "Синодике" XV века,  хранящемся в Историческом музее,  среди погибших в Куликовской   битве  отмечается Андрей  Иванович  Серкизов, очевидно, потомок "Серкиза".

 Так что  существовать-то Серкиз существовал,  но был ли он татарским  царевичем  - неизвестно.  Не  менее темны  и догадки  по поводу  обладания им селом Черкизовым,  которое впервые упоминается под именем "Серкизовское"  как владение митрополита  Алексея  в его духовной.  Но к митрополиту оно перешло вовсе не от "Серкиза",  а от некоего Ильи  Озакова. Этот последний также числится крещеным татарином, состоявшим  на службе у  митрополита. Так  или иначе,  но  с татарами Черкизово связано прочно! В память об Озакове одна из улиц Черкизова в XIX  веке назвали Азаковской.  Просуществовала  она до реконструкции Черкизова в шестидесятых годах нашего столетия.

 Кроме того,  считается, что первая церковь в Черкизове появилась все при том же Озакове. Не зря именно в честь небесного патрона  сего благочестивого татарина главный престол черкизовской церкви  долгое время носил  имя Ильи пророка (сегодня   он называется Воздвиженским,  а Илье посвящен один из приделов). А имя земного патрона Озакова увековечено  в  посвящении другого   придела   Алексею митрополиту.

 Конечно, самая  древняя церковь не сохранилась, как и те, что сооружались на ее месте.  Небольшой храм, который можно   видеть сегодня недалеко  от Черкизовского пруда, появился лишь около 1690 года, и за три прошедших столетия неоднократно подвергался переделкам и перестройкам.  Так, есть  сведения, что в  начале XIX века   здесь поработал архитектор   Казаков,   но не великий  Матвей Федорович, а один из его  менее знаменитых сыновей.  Над храмом то водружали, то уничтожали традиционное пятиглавие, а сегодня  он вновь одноглавый.  В 80-х  годах XIX века перестройки вел честный,  но не слишком талантливый труженик - архитектор Н.А.Ипатьев.  Он выстроил колокольню, расширил трапезную.  В довершение приключений  один из самых шумных московских зодчих В.М.Борин на рубеже столетий пробил старые стены для прохода из основной церкви в приделы. В результате архитектурного шедевра так и не вышло, да и  от XVII века осталось не так уж и много.

 С этими остатками древности связана любопытная история, поведанная лет десять назад неким довольно известным поэтом. Будто бы некий ревнитель старины сообщил ему  об опасности, угрожавшей  церкви  из-за прокладки рядом с ней линии метро. Далее литератор  рассказывал  о своем  активном  участии в спасении памятника, выразившемся в немедленном звонке "куда следует".  Заключение рассказа  было  бодрым -  "памятник, конечно, спасут". На самом же деле никакой опасности церкви,  конечно, не угрожало,  котлован проходил  в доброй сотне метров от нее. Зато эта неуместная активность дала поэту возможность  убить сразу двух  зайцев  - продемонстрировать свою влиятельность (один его  звонок  "куда следует"  снял  все проблемы),  и выступить  в качестве "спасителя" храма - глядишь, так и в святые можно попасть.

 Сегодня-то напыщенный   рассказ   о "спасении"  храма выглядит  комично, но в те   времена "перестройки и демократизации"  журналы  и газеты  были  набиты подобными «шутками»,  которые,  к сожалению, воспринимались  всерьез большинством москвичей.

 Но довольно о церкви, пора вернуться и к судьбам самого села. Принадлежность  Черкизова после Озакова и митрополита Алексея прослеживается вполне отчетливо. В уже упоминавшейся духовной   митрополит отказал  свое  подмосковное владение основанному им же Чудову монастырю в Московском  Кремле.  А что в монастырь попадало,  то оставалось во его владении на века. Так и с Черкизовым - понадобилась полная секуляризация монастырских  землевладений,  проведенная во второй половине XVIII века Екатериной II, чтобы вырвать большое подмосковное село  из  рук тех,  кому сам Христос заповедовал не стяжать богатств в этом мире.

 Но и  после перехода  Черкизова в казну святая обитель сохранила здесь земельное владение. Дело в том, что  Чудов монастырь  был  не из  простых  - с  давних  пор он служил резиденцией  московских митрополитов,  которые   облюбовали красивое место близ монастырского села Черкизова для своего летнего   отдыха.   Здесь, на   берегу   пруда появилась митрополичья  дача,  не подвергшаяся секуляризации. В 1868 году по проекту архитектора В.Н.Карнеева выстроили  обширный деревянный  дом  (улица Штатная горка,17), в котором помимо просторных покоев  располагалась  и специальная   домовая церковь,   дабы   владыка мог   выполнять   свои духовные обязанности без отрыва от отдыха.

 Самое интересное,  что заказчиком дачного дома выступал занимавший  в  то время   пост   московского митрополита Иннокентий (Вениаминов). После своей смерти он был объявлен святым за свою  деятельность по  обращению  в христианство алеутов. Таким образом, Черкизово может похвалиться редкостной достопримечательностью - дачей святого!

 Древнее происхождение, статус митрополичьей дачи  - факторы,  выделяющие Черкизово на фоне других бывших подмосковных  поселений. Но кое с чем ему не повезло, и прежде всего с местоположением.  Стромынская   дорога, на которой  стояло  село, давно утратила значение важного  пути. В самом деле, даже по названию  понятно, что    самым   значительным пунктом   этой   дороги было всего-навсего село Стромынь. Сегодня этот путь  называется Щелковским шоссе и стал более оживленным – как-никак он ведет не только в небольшой подмосковный город Щелково, но и в Звездный городок. А дальше – Фрязино, Черноголовка, Фряново. И все.  Практически  тупиковая дорога, конечно, не способствовала бурному росту и развитию стоявших на ней населенных пунктов.

 Противоречивую роль  в  судьбе Черкизова  сыграл и его ближайший сосед - село Преображенское. В XVII-начале  XVIII века  в нем  находился  загородный царский дворец,  бывший любимым местопребыванием Петра I,  что,  конечно, послужило ускорению развития всей округи. А потому и Камер-Коллежский вал, устроенный в 1730-х годах в качестве таможенной границы Москвы,   дальше   всего от   центра   отстоял именно  на северо-востоке.  Он пролег как раз  между  Преображенским и Черкизовым.  Таким  образом, первое  село в каком-то смысле стало частью Москвы уже  в  первой половине  XVIII века, а Черкизову пришлось ожидать этой чести аж до 1917 года.

 Но уже в середине XVIII столетия  роль  Преображенского резко изменилась. Из царской  резиденции оно превратилось в один из центров старообрядчества. В 1771 году здесь возникла Преображенская старообрядческая община.  Старообрядцы -  люди  весьма своеобразные,   поведение которых  во  многом определялось  долгими  притеснениями и гонениями со стороны официальной церкви и  правительства. А Преображенская  община принадлежала последователям одного из самых суровых направлений в старообрядчестве -  беспоповцам. Они не признавали даже священников, считая,  что истинного священства на земле  попросту  не сохранилось.  Контакты  с иноверцами старались  свести  к минимуму,  а власти вообще считали приспешниками антихриста. Замкнутость,  суровость, а иногда и озлобление  старообрядцев,  конечно,  не улучшали  духовную атмосферу округи.

В XIX веке   Черкизово  представляло собой  типичный пригородный поселок,  населенный в основном  ремесленниками, мелкими  торговцами  и предпринимателями  -  словом, не то верхушкой низшего класса, не то низами среднего. Деревянное село часто выгорало.  После одного из таких пожаров провели перепланировку,  проложив с запада на восток больше  десятка часто расположенных параллельных улиц. Предполагалось,  что они смогут служить противопожарными разрывами.

 Вдоль улиц  выстроились сотни деревянных или смешанных (низ - кирпичный, верх  еревянный)  одно-  и двухэтажных домишек.  Вечную  скуку слегка оживила было закладка в 1913 еще одной церкви - Введенской (на нынешней  улице Хромова). Однако  денег было мало, вдобавок началась война, и полностью завершить так и не удалось.

 В таком виде Черкизово и дожило почти до наших дней. В шестидесятых годов здесь появились первые пятиэтажные дома. Их  ставили  в отдалении  от главной улицы района – Большой Черкизовский.   Под   новыми жилыми   кварталами   исчезло большинство из   частых   параллельных улиц.  Сохранились немногие - Хромова, Знаменская, часть Лермонтовской. Затем, в 1969 году дошла очередь и до большой Черкизовской, ее расширили и обстроили. Особенно удалась проектировщикам В.Нестерову и  Ф.Тарнополю  южная сторона. Здесь  вытянутые   вдоль магистрали   девятиэтажные   дома чередуются  с поставленными торцами к  улице шестнадцатиэтажными башнями.  Сегодня таким приемом  удивить трудно,  но  тогда с его помощью удалось создать для Большой Черкизовской особый облик,  выделявший  ее на  фоне  других застроенных стандартными домами улиц.

 А основные  достопримечательности  Черкизова оказались сосредоточенными  в  самом конце улицы,  близ Черкизовского пруда.  Даже сам пруд интересен, как напоминание об исчезнувшей гидрографической сети округи. Древнее Черкизово стояло на берегах речонки Сосенки.  С помощью плотины на ней создали обширный водоем, ставший местным центром притяжения. В километре-другом  от  пруда Сосенка впадала в  речку Серебрянку, текущую из Измайлова, Серебрянка, в свою очередь тут же  вливалась в  Хапиловку.  А  уж Хапиловка  впадала, наконец,  в более или менее солидную реку - Яузу. Проследить течение этих речек можно и сегодня  - по  впадинам  рельефа местности, но  вот  самих речек  уже  нет -  они убраны в подземные коллекторы.  И сам нынешний Черкизовский пруд  уже не  имеет отношения  к  Сосенке -  коллектор  обходит его стороной.

 Но, как  и прежде,  пруд  остается смысловым  центром Черкизова.  Не  зря же  вокруг  него возводили  все  самые интересные постройки  района.  Так было  в старину – именно здесь поставили в старину церковь и  митрополичью  дачу, о которых  уже  рассказывалось выше.  Так продолжалось и в ХХ веке.  В 1932 году неподалеку от  храма  выстроили школьное здание   (Большая Черкизовская улица,103/105), по своей величине и удобству бывшее одним из лучших в Москве того времени.  

Школа в Черкизове - образец школьного строительства начала 1930-х
 

Спустя несколько лет чуть  подальше  на восток,  близ полотна  Окружной железной дороги началась еще одна большая стройка. На этот возводилось спортивное сооружение -  и не какое-нибудь,  а крупнейший стадион - "Сталинец". В те годы он считался вторым  в Москвы  после  знаменитого "Динамо". Правда, в  отличие  от "Динамо", выстроили его на редкость просто -  трибуны располагались прямо на  земляных  насыпях, окружавших   футбольное поле  с  беговыми дорожками.  Свои архитектурные   таланты   авторы проекта   Г.Г.Вегман  и А.Я.Васильев  смогли  применить лишь в обработке павильонов обслуживания, да в изящной колоннаде, окружавшей  трибуны. Смотрелась  она  превосходно и  придавала  всему комплексу необходимую торжественность и вместе с  тем  - легкость  и нарядность.

 В своем  первозданном виде  стадион  прослужил всего несколько    десятилетий,   а   потом подвергся   коренной реконструкции.  Вокруг  поля появились  бетонные трибуны, постройки   Вегмана и Васильева бесследно исчезли. Конечно  же, в соответствии с духом времени изменилось и  название. Жители современной  Москвы  знают черкизовский стадион под именем "Локомотив".*  Наконец, в 1964 году опять-таки у пруда появилось еще одно общественное сооружение - выстроенный по индивидуальному проекту кинотеатр "Севастополь". В общем,  по московским масштабам достопримечательности Черкизова довольно скромны - церковь,  стадион, школа... На наплыв сюда экскурсантов рассчитывать трудно.  Но  все-таки дача святого есть только в Черкизове!

* Несколько лет назад стадион  претерпел еще одну полную реконструкцию. Тем самым началась его уже третья жизнь – и это всего за 70 лет!