О Дюдене, Деденеве и бугельных подъемниках

А.В. Рогачев

Опубликовано: Элитная недвижимость, 2003, N 6

 

 Места, лежащие в 40-50 километрах от Москвы по Дмитровскому шоссе, издавна считались "горнолыжной столицей" Подмосковья. Еще путеводители 30-х годов дружно отмечали обилие прекрасных склонов и замечательные красоты окрестностей. Следы зарождения дмитровской горнолыжной индустрии можно встретить то там, то сям - в виде заржавевших ящиков простейших бугельных подъемников. А сегодня, когда фирменные горные лыжи и специальный костюм рассматриваются как символ преуспевания владельца вне зависимости от его спортивного мастерства, окрестности Яхромы и Деденева стали одним из наиболее оживленных мест во всей области...

  Возникновение названий Яхрома и Деденево наивные основоположники отечественной топонимии связывали с царствующими особами: будто бы здесь дмитровская дружина убила татарского царевича Дюденя, похороненного в лесу под большим камнем. А затем какая-то царица оступилась, выходя из кареты, и воскликнула: "Я хрома!". Забавно, но полная чушь. И уж конечно, своей громкой славой здешние места обязаны отнюдь не "царственным" названиям.

Толпы любителей острых ощущений, а заодно и желающих покрасоваться фирменной экипировкой привлекает  прежде всего рельеф. Здесь проходит  Клинско-Дмитровская гряда, этакие подмосковные Альпы. Кое-где даже встречается утверждение, что неподалеку отсюда (в районе деревни Храброво) расположена самая высокая точка Московской области, но это не верно. На самом деле областной пик высоты (около 310 м над уровнем моря) находится в Можайском районе, но максимальные высоты близ Деденева и Яхромы (285-300 м) уступают рекордной отметке совсем немного.

     Немалую роль в формировании сильно пересеченного рельефа сыграли местные реки. Вроде бы небольшие и слабенькие, они сумели проточить в Клинско-Дмитровской гряде глубокие ложа с крутыми склонами. Чуть-чуть к северо-западу от Деденева расположен интереснейший речной "перекресток".

Сначала сливаются воды Икши и Волгуши, а всего через полкилометра они впадают в Яхрому. Наверное, из-за незначительной длины совместного течения долгое время не могли разобраться в том, является ли Волгуша притоком Икши, или наоборот.  Наконец, договорились считать Икшу притоком Волгуши. Икша течет с юга, Волгуша с запада, Яхрома с востока и от места слияния уходит на север – настоящий водный крест.

     Просто нельзя не обратить внимание и на транспортную сеть района. Место, где Клинско-Дмитровскую гряду проточила глубокой выемкой река Яхрома, оказалось удобным коридором для идущих на север от Москвы магистралей. Сначала здесь прошло шоссе, которое мы привыкли именовать Дмитровским.

Затем, на рубеже XIX и ХХ веков бок о бок с ним легли стальные пути Савеловской "чугунки". А спустя 35 лет обеим магистралям пришлось подвинуться, чтобы освободить место для новой, еще невиданной в Подмосковье транспортной артерии - судоходному каналу Москва-Волга. И шоссе, и железную дорогу во многих местах переложили, а в местах пересечения с каналом воздвигли два стальных арочных моста - оба с ездой понизу. Так возникла уникальная для Подмосковья  полимагистраль - сразу для трех видов транспорта.      А канал, в 1947 году названный именем Москвы, несомненно стал главной, поистине чудесной

достопримечательностью края. Даже если бы вокруг не было ни живописных рек и холмов, ни исторических памятников, все равно сюда приезжали бы туристы и отдыхающие – полюбоваться широкой водной магистралью, простой и величественной архитектурой шлюзов, просто искупаться в чистой воде Яхромского водохранилища.

     Как раз в описываемом районе шлюзы расположены с наибольшей плотностью: шлюз N 3 - у самой станции Яхрома, N 4 - у Деденева, N 5 и 6 - у Икши. У каждого рядом – скромные здания насосных станций, поднимающих волжскую воду еще на одну ступеньку на высоту водораздела, к системе водохранилищ. Наиболее эффектны башни нижнего, северного бьефа Яхромского шлюза. Архитектор В.Мовчан увенчал их металлическими изваяниями каравелл - подобных колумбовской "Санта-Марии", что должно было символизировать идею мирового развития водных путей. Неплохо смотрится и здание насосной станции, фасад которой оформляет легкая ажурная решетка.

     После откровенной декоративности яхромского узла  архитектура шлюза N 4 воспринимается строгой и лаконичной. Архитектор А.Пастернак обратился к античности, установив на мощный, выложенный диким камнем цоколь двухколонный портик простого тосканского ордера.

     Башни пятого шлюза (архитектор Д.Савицкий) вновь легки и нарядны, их венчают колонные ротонды, придающие сугубо утилитарным сооружениям сходство с парковыми павильонами. И тут же, рядом со шлюзом  стоит изваяние девушки с моделью яхты в руках (скульптор Ю.Кун). Статуя "Водный путь" стала символом канала, и недаром ее копия установлена перед Северным речным вокзалом в Москве.

     Шестой шлюз проектировал зодчий Г.Вегман, превративший башни в торжественные пропилеи - обращенные друг к другу шестиколонные портики упрощенного дорического ордера. Такое решение оправдывается тем, что шлюз является первым на пути теплоходов, следующих из Москвы, и как бы открывает им дорогу к Волге. Неподалеку от икшинских шлюзов можно найти любопытный след "доканальной" эпохи – остаток полотна старого Дмитровского шоссе уходит прямо в воду водохранилища. А сам поселок Икша в тридцатые годы застроили жилыми домами для эксплуатационников канала.

     Что же касается следов более далекой старины, то особо ценных памятников вокруг не наблюдается, а те, что есть, отличаются каким-то специфическим провинциальным своеобразием.

Наиболее крупный комплекс сохранился все в том же Деденеве. Это остатки бывшего Спасо-Влахернского монастыря.  Ни в историческом, ни в архитектурном плане ценности он не представляет, однако причудливость и живописность расположения делают его осмотр очень интересным.

     Непросто разобраться и в истории возникновения и строительства главного храма обители. Его заложил в своем имении В.В.Головин в 1798 году. По первоначальному проекту церковь должна была иметь три купола и три престола. В силу разных причин строительство безбожно затянулось. Северный придел Сергия освятили лишь в 1818 году, южный (Влахернский) - в 1832 году. При этом центральный, главный придел оставался неотделанным. Прошло почти 50 лет, пока мать последнего Головина, видимо, в предчувствии прекращения рода не решила устроить в своем имении женскую обитель, передав ей недостроенный храм, а заодно и каменный дом в Москве на Малой Дмитровке.  Разрешение на открытие монастыря было дано в 1852 году, и с тех пор строительство пошло потрясающими темпами. Прежде всего переработали проект, раздув и без того немалый храм до особо солидных размеров. Он стал пятиглавым  с трапезной с западной стороны. Во всех уголках, на хорах, в куполах принялись устраивать престолы: Бесплотных сил, Кирика и Иулиты, Страстей Христовых, Всех святых и прочие. Заодно Сергиевский придел переделали в Иерусалимский.

Наконец, в 1858  ( всего-навсего спустя 60 лет после закладки!) освятили и главный престол Нерукотворного Спаса. Всего в очень большом (по подмосковным масштабам) храме оказалось целых 10(!) престолов, что, понятно, не придало многострадальному сооружению ни архитектурной целостности, ни планировочной ясности.

     В довершение незадачи в 1884-1885 годах к собору, сохранившему следы классического стиля, в соответствии с новой модой пристроили высоченную колокольню в мрачно-романском духе - из красного кирпича с белыми деталями (проект Н.В.Никитина), а затем соединили ее с храмом новой массивной трапезной. В результате приземистый и низкий храм с нелепо торчащей сбоку колокольней утратил последние эстетические достоинства. В 1941 году монастырь оказался под обстрелом немецкой артиллерии, причинившей ему существенные повреждения. Реставрация началась лишь в последние годы.

     Заодно к северу от главного входа в собор заново строится деревянная церквушка Димитрия Солунского, история которой также довольно занимательна. Первоначально стоявший на ее месте маленький храмик в свое время совершил довольно далекое для здания путешествие - в полсотни километров! Выстроили его в деревне Горбунове (ныне в черте города Хотьково), знаменитой своим поповским фарфоровым заводом. Однако в середине XIX века там появился новый каменный храм, а оставшуюся не у дел деревянную церковь (именовавшуюся еще Покровской) расторопная игумения Влахернского монастыря выпросила у последней Поповой - Татьяны, пообещав взамен вечное поминовение ее родителей. Сделка оказалась безусловно выгодной для обители: вечность - понятие растяжимое (тем более, что монастырь после революции закрылся), а материальная ценность сооружения была вполне реальной. Церковь разобрали, перевезли и вновь собрали, дав при этом новое имя - Димитрия (возможно, по имени умершего брата Т.Поповой, одного из руководителей фарфорового производства).

     Кое-что интересное найдут для себя любители культового зодчества и поблизости от знаменитого парка "Волен", на южной окраине Яхромы. Здесь в XIX столетии возникла давшая начало городу Покровская мануфактура. Ее владелец, московский купец И.А.Лямин, решив позаботиться о нравственности своих рабочих, затеял рядом с фабричными корпусами сооружение солидного храма. Сначала, в 1892-1895 году выстроили сам храм, почему-то в напрочь устаревшем, вышедшем из моды лет за семьдесят до того,  классическом стиле. Возможно, обращение к забытым образцам стало реакцией автора проекта на засилье опошленного псевдорусского стиля. Кстати, автор храма, архитектор С.К.Родионов сам имел поместье в Дмитровском уезде, а потому пользовался бешеной популярностью у местных застройщиков.

     Но вот сооружение стоящей рядом с Троицкой церковью высокой колокольни досталось не ему, а другому зодчему - С.Б. Залесскому (автору московского универмага "Военторг"). Для стилистического единства с храмом ее также пришлось выдержать в классических формах, что и удалось зодчему как нельзя лучше: на первый взгляд ее вполне можно отнести ко временам Баженова и Казакова.

Подъем колоколов на колокольню в Яхроме
 

     Просто нельзя не упомянуть еще одну местную церковь – в селе Ильинском, что в паре-тройке километров к востоку от Курова. Архитектурные достоинства этого малоудачного сооружения в псевдорусском стиле равны абсолютному нулю. Сложенный из кирпича пятиглавый храм с трехъярусной колокольней представляет собой зауряднейший образец творчества В.О.Грудзины - честного, прилежного и бесталанного труженика, на протяжении своей долгой карьеры (всей второй половины XIX века) десятками лепившего столь же скучные храмы, фабричные корпуса, уездные тюрьмы и им подобные здания по всей Московской губернии. Но вот поставил ильинский храм Грудзина  потрясающе - на высоком холме, на бровке крутого склона, почти обрыва к текущей внизу Яхроме, откуда колокольня видна за много километров и служит великолепным ориентиром.

     Более стар и потому более примечателен сельский храм в Шуколове, но и он к шедеврам явно не относится. В нем также сказался провинциальный дух Дмитровского уезда. Строить в 1762 году храм типа "восьмерик на четверике", всецело относящийся еще к предыдущему столетию, могли только замшелые олухи царя небесного. Впечатление архаичности, почти пещерности сооружения усиливается из-за низко нависших перекрытий и слабой освещенности интерьеров. Но кто сказал, что интересны только совершенные произведения? Лохматые, кривобокие и недопеченные творения рук человеческих также притягательны и достойны изучения - хотя бы для того, чтобы учиться на чужих ошибках.

     Список достопримечательностей яхромско-деденевского края нельзя считать завершенным: вокруг быстро растут горнолыжные отели, коттеджные поселки, протяженные кресельные подъемники. Пройдет десяток-другой лет, и глядишь, они также войдут в число местных памятников архитектуры начала XXI столетия...