КОСТИНО-КАЛИНИНГРАД-КОРОЛЕВ

(Немного истории)

А.В. Рогачев

Опубликовано: Квартира, дача, офис,2002, N 81

 


Деревянный дом в поселке Костино

 Вместе с городами Мытищи, Щелково и Пушкино подмосковный Королев составляет крупную агломерацию, расположенную к северо-востоку от столицы. Королев очень удобен с точки зрения транспортной доступности: всего в нескольких километрах от него находится Московская кольцевая автодорога, вдоль его западных окраин проходит Ярославское шоссе. С запада на восток город пересекает железнодорожная ветка Мытищи-Монино, имеющая в черте города две станции - Подлипки и Болшево. От Москвы до Подлипок или Болшева можно доехать на электричке всего минут за сорок.

                

 До 1996 года Королев именовался Калининградом. А полвека назад нынешнюю территорию Королева занимали сразу два города - Калининград и Костино. Костино обрело статус рабочего поселка в 1938 году, а еще через два года стало городом - сказочно быстрые темпы роста! Но Костино оказалось близким соседом Калининграда, который развивался еще быстрее - в первую очередь благодаря своей первоначально артиллерийской, а потом ракетно-космической специализации. В середине пятидесятых годов окраины городов практически сомкнулись, а в 1959 году произошло их официальное объединение. Город Костино исчез, став составной частью Калининграда - одного из самых знаменитых, крупных и благоустроенных подмосковных городов. Это было справедливо - Костино во всем уступало своему всемирно известному соседу, по праву гордящемуся своей ведущей ролью в освоении космоса советскими людьми.

 История Костина скромнее. Некоторые ее страницы сегодня можно прочитать по домам и улицам бывшего города. Исключительно интересный архитектурный ансамбль расположен вдоль улицы Дзержинского. Ее название - память о Болшевской трудовой коммуне N 1, созданной по инициативе председателя ВЧК в 1925 году. Это учреждение должно было заменить собой старые тюрьмы и взять на себя задачу перевоспитания правонарушителей, большую часть которых составляли бывшие беспризорники. Обитатели коммуны не были заключенными – их жизнь и работа были почти такими же, как и у обыкновенных трудящихся. Об этом наглядно свидетельствует и комплекс зданий коммуны. Здесь не было ни высоких тюремных стен, ни оград из колючей проволоки, ни мрачных корпусов с маленькими зарешеченными окнами.

 Не зря, наверное, первый проект коммунарского поселка разработал в 1927 году не кто-нибудь, а известный зодчий-фантазер Н. А. Ладовский. Верный своему принципу елать не то, что нужно, а то, что хочется, - он сработал план великолепного города, обладающего своим аэродромом, трамваем и шестнадцатиэтажными небоскребами - в общем, почище Москвы того времени. Правда, прочие дома должны были строиться всего в два-три этажа и расставляться на территории обширного парка, захватывающего всю территорию города.

 Эффектная, но заведомо не реализуемая идея Ладовского так и осталась на бумаге, а выстроили поселок по более строгому, но от того не менее интересному проекту архитекторов А. Я. Лангмана (позже прославившегося в качестве автора величественного здания Совета труда и обороны в Охотном ряду) и Л. З. Чериковера. Одновременно эта же пара зодчих работала и над проектом стадиона "Динамо" в Москве. Строительные работы в болшевском поселке вел Инженерно-строительный отдел НКВД. Болшевский стройучасток возглавлял П. Н. Петров.

 Основной планировочной осью поселка стала широкая улица, проходящая с севера, на юг от станции "Болшево". Теперь она носит имя Дзержинского, а первоначально именовалась шоссе Коммунаров. Вдоль нее и расположены основные сооружения.

Первым со стороны станции стоит лечебный корпус, отличающийся исключительно сложной плановой конфигурацией. Несмотря на многократные перестройки, вызванные необходимостью приспосабливать здания к прогрессу в медицине, здание сохранило формы своего главного фасада. Его основными акцентами служат мастерски разработанные стеклянные эркеры. Другой характерной особенностью является главный вход, представляющий собой сильно выступающий из фасадной плоскости ризалит, поддерживаемый традиционными для конструктивизма столбами-колоннами.

Дальше по улице стоят два общежития. Сегодня они вряд ли привлекут внимание горожанина, избалованного если не элитными, то вполне современными отдельными квартирами. Но семьдесят лет назад те времена чистые, светлые, оборудованные всеми удобствами дома рассматривались как настоящее чудо в сравнении с тесными и грязными избами или бараками. А для бывших беспризорников и вовсе являлись символом наступления новых, светлых времен, рывком вперед.

 Внешний облик общежитий попроще, чем у лечебницы. Основной архитектурный акцент зданий – глубокие балконы-лоджии, мастерски вкомпонованные в срезанные углы четырехэтажных построек, что является типичным конструктивистским приемом. В плане каждое общежитие напоминает широкую букву "Ж", у которой кто-то откусил нижнюю половину центральной ножки: в одну сторону от центрального перехода, связывающего все элементы здания, отходят три параллельных корпуса, в противоположную - два. Между ними образуются уютные, закрытые с трех сторон дворики.

 Здания общежитий подверглись, пожалуй, наибольшим изменениям. В послевоенное время в погоне за дополнительной площадью заделали сквозные проходы на первом этаже, частично заложили проемы вертикального остекления лестничных клеток. Были удалены верхние парапеты, которые позволяли использовать плоские крыши зданий для отдыха и развлечений в летний период. Старожилы рассказывают, что в первые годы существования коммуны на крыше одного из общежитий часто играл духовой оркестр. Но что поделаешь – многочисленные затеи с использованием крыш для каких-либо иных целей, помимо их прямого назначения, чаще всего кончались ничем, даже если и начало казалось многообещающим.

 Близ пересечения улиц Дзержинского и Орджоникидзе стоит жилой дом, который предназначался для сотрудников дирекции производственных предприятий коммуны и воспитателей. Облик дома достаточно традиционен - десятки подобных построек возводились в те времена в подмосковных промышленных центрах.

Общественный центр коммуны располагался несколько ближе к станции и включал в себя ряд незаурядных зданий, первое из которых - торговый комплекс на углу улиц Дзержинского и Горького - является, возможно, наиболее эффектным элементом комплекса. В момент своего строительства он был одним из крупнейших универмагов Подмосковья. Помимо магазина, в здании размещались кафе, почта, парикмахерская; словом, это был целый комплекс бытового обслуживания. Угол здания оформлен мощным выступом-башней, боковая часть которого прорезана сплошным остекленным проемом. В интерьере сохранилась первоначальная лестница, также весьма характерная для архитектуры двадцатых годов XX века.

Еще одно типичное для того времени сооружение – здание фабрики-кухни. Котлетные и пирожковые комбинаты - непременная принадлежность всех строившихся в то время новых городов - призваны были облегчить жизнь домохозяек и улучшить питание трудящихся путем промышленного изготовления всевозможных полуфабрикатов. Болшевскую фабрику-кухню расположили таким образом, чтобы обеспечить удобный подвоз овощей, которые выращивались неподалеку - в теплице, сооруженной в полукилометре к югу. Главный фасад здания также обращен к улице Дзержинского. Его строгость оживляет подсечка первого этажа с небольшим проходом-галереей и двумя круглыми столбами, поддерживающими второй этаж.

 В глубине участка, подальше от уличного шума поставили вместительную школу, строившуюся с расчетом на охват средним образованием всех многочисленных детей коммуны. Школьное здание имело уникальный план - в виде креста. В восточном крыле находился техникум, в южном - школа. Северное крыло занимал большой спортзал. Входной портал оформлен столбами, напоминающими опоры главного фасада лечебного комплекса. Как редко встречающуюся архитектурную деталь можно оценить два протяженных горизонтальных окна с закругленными боковыми сторонами, которые подчеркивают общественное назначение сооружения. Школа не случайно оказалась поблизости от фабрики-кухни - такое соседство позволяло использовать столовую последней для питания тысячи учащихся. Кстати, тут же рядом был и стадион, составлявший единый комплекс с обширным спортивным залом школы.

Помимо всего этого, в состав общественного центра входил еще ряд построек помельче - детский сад, баня, пекарня, несколько производственных сооружений и еще один жилой дом. Его, правда, завершили в конце тридцатых, уже после расформирования коммуны. А за десять лет до этого коммунары обосновались в Костине прочно и капитально, строя и работая на совесть. Своими силами они возвели спортивно-обувную фабрику и спортивно-механический завод и сходу принялись выдавать отличную продукцию. По всей стране расходились болшевские лыжи, ракетки, бутсы, спортивная одежда. Сами обитатели коммуны также увлеченно занимались спортом. На стадионе (выстроенном, конечно, своими силами) устраивались даже международные футбольные встречи. Из воспитанников коммуны вышли два заслуженных мастера спорта.

 Обширный комплекс зданий трудкоммуны сохранился почти полностью и в настоящее время представляет собой эффектный и редкий не только для Подмосковья, но и всей страны памятник архитектуры. Но им отнюдь не исчерпывается вклад Костина в историю советской архитектуры.

   В тяжелые послевоенные годы город Костино стал местом сооружения еще одного интересного жилого комплекса. На обширном,  треугольном в плане участке (между нынешними проспектом Космонавтов, улицами Горького и Высоковольтной) в 1944 году началось строительство большого поселка малоэтажных домов. Его составляли 80 брусовых и рубленых домов, в каждом из которых располагалось по одной, две или четыре квартиры. Всего в поселке предусматривалось 158 квартир. Для небольшого подмосковного городка это было солидным приростом жилого фонда.

Деревянный дом в поселке Костино
 

 Предшественники нынешних таунхаусов отделывались в традициях национального русского зодчества – приветливые крыльца, резные наличники, высокие черепичные крыши.      Планировка поселка решалась на основе прямоугольной сетки кварталов, образованных несколькими улицами, проложенными параллельно и перпендикулярно нынешней улице Горького. Общественный центр, включавший пару небольших магазинов и клуб, вполне обоснованно разместили в ближайшей к станции вершине треугольника. Неподалеку стояла баня. Проектировали поселок сотрудники Центрвоенпроекта архитекторы Б. Г. Бархин, В. В. Яновский и инженер П. Х. Богомолов.


Деревянный дом в поселке Костино

 В отличие от капитальных зданий, входящих в состав городка коммунаров, деревянные домики поселка представляли собой, в сущности, времянки, возводимые, однако, на совесть и с душой. К сожалению, этого оказалось мало. Сегодня, когда симпатичные избушки практически выработали свой ресурс, их заменяют новыми крупными зданиями. Целый ряд многоэтажных жилых домов вырос вдоль западного фронта поселка - по улице Космонавтов. Пока еще целы бревенчатые дома на спрятанных в глубине жилого массива улицах Чайкиной, Строителей, Главной. Но и там на них неумолимо надвигается новая застройка и, видимо, недалек тот час, когда под ножом бульдозера рухнет последний дом военпроектовского поселка. А может, пока не поздно, предусмотреть сохранение хотя бы пары-тройки домишек? Не как архитектурного памятника - нет, для этого избушки рангом не вышли. А просто в качестве вещественного следа истории бывшего подмосковного города - Костина.

 

Счетчик посетителей по странам