От Козьего болота до Патриаршего пруда

А.В. Рогачёв

Опубликовано: Элитная недвижимость, 2003,№ 2

    

Сколько раз в истории Москвы случалось, что какое-нибудь грязное, трущобное местечко за короткий срок превращалось в аристократическое, престижное, элитарное. В общем-то, это вполне закономерно - город постоянно растет, а вместе с ним расширяются и границы его центра. Скажем, всего триста лет назад местности у Садового кольца считались бог знает какой окраиной, а сегодня многие мечтают о квартире именно в этих районах - ну, например, у Патриаршего пруда...

Дом "Авиастроя". Арх. В.Н. Владимиров и Г.И. Луцкий
 

Давным-давно, в 1156 году Юрий Долгорукий выбрал для новой деревянной крепостцы под названием Москов сырое и мокрое место, сплошь пронизанную речками и покрытую топями. Если бы князь предвидел, какая высокая судьба уготована "Москову", он, возможно, подыскал бы для него более подходящее положение. Справедливости ради нужно отметить, что на первых порах существования города окрестные трясины приносили ему пользу, будучи помехой для нападений бесчисленных неприятелей. Но со временем болота превратились в досадную помеху для расселения московских жителей. То там, то сям среди новых кварталов оставались грязные болотистые уголки, на которых не желали селиться даже самые неприхотливые москвичи.

Одно из таких болот оказалось в черте Земляного города в конце улицы, которую мы сегодня называем Малой Бронной. За самим болотом закрепилось странноватое название Козьего, а его слабозаселенные окрестности стали именоваться Козихой. Принадлежала эта самая Козиха патриарху, но пользы церковному главе приносила немного. Решив, очевидно, что более эффективного использования для топкого места найти нельзя, патриарх приказал выкопать на Козьем болоте пруд. Тем самым убивались сразу два зайца: создавался дренаж для осушения окрестностей, и появлялась возможность разведения рыбы.

Правда, рыба в выкопанном водоеме (названном, понятно, Патриаршим) развелась паршивенькая, по всем статьям уступая жирным карасям, что выращивали также в патриарших Пресненских прудах, а потому к столу самого патриарха ее не подавали. Зато ею охотно кормилась многочисленная челядь патриаршего двора.

Благодаря пруду прилегавшие к нему территории слегка обсохли, и на них постепенно возникла плотная городская застройка. Но почтенные люди здесь не селились, в окрестные переулки хлынули москвичи второго сорта - ремесленники, торговая мелочь и тому подобные личности. В XIX столетии вся Козиха стала любимым местом расселения московских студентов. Причем жили тут не благообразные "белоподкладочники" (так тогда именовали студентов из зажиточных семей), а голь перекатная, зарабатывавшая себе на хлеб и кров хождением по урокам и переводами.

Поскольку отдельное жилье составляло для них недостижимую роскошь, составлялись компании по два-четыре человека для совместного найма козихинской комнатенки. Соответственно обитателям сооружались вокруг дома - примитивные, с тесными и темными квартирками. Популярности Козихе все это, понятно, не прибавляло. В самом деле, зачем состоятельному москвичу селиться там, где пьяные студенты "по Козихе шатаются" и при этом
"Через тумбу-тумбу раз,
Через тумбу-тумбу два,
Через тумбу три-четыре спотыкаются!"

Какой уж тут престиж!

Но что удивительно, всего в паре сотен метров от полутрущобной Козихи пролегала "аристократическая" Спиридоновка, почти сплошь застроенная богатыми доходными домами и фешенебельными особняками. Два из них занимают видные места в истории московского зодчества.

Через квартал от пруда, (на углу Спиридоновки и Большого Патриаршего переулка) стоит особняк, мрачноватые стены которого вполне могут служить декорацией для балета "Ромео и Джульетта". Это и неудивительно – известный поклонник архитектурной классики И.В. Жолтовский воспроизвел в этом московском особняке фасады итальянского палаццо эпохи Возрождения. О владельце и времени сооружения экзотического дома повествует латинская надпись между первым и вторым этажами: "Gabrielus Tarasov anno domini MCMXII", проще говоря - Гаврила Тарасов в 1912 году.

Особняк Г. Тарасова. Арх. И.В. Жолтовский. 1912.
 

Второй особняк расположен чуть дальше – на Спиридоновке,17. Здесь обитал небезызвестный Савва Морозов, и для него (точнее, для его эксцентричной супруги) дом в стиле "английской готики" спроектировал архитектор Ф.О. Шехтель. Ныне здесь расположен Дом приемом МИД.

Интересно, что и сам творец этого почти дворца, прославленный мастер стиля модерн, Франц Шехтель также почему-то облюбовал для себя район Патриаршего пруда. Первый собственный дом он выстроил несколько севернее (Ермолаевский переулок, 28). Ныне этот микрозамок занят посольством Уругвая. Второй, более поздний особняк Шехтеля (уже в неоклассическом стиле) расположен еще ближе – Большая Садовая, 4.

Тут же, совсем рядом, обосновалась штаб-квартира старейшего в России Московского архитектурного общества, бессменным председателем которого Шехтель состоял на протяжении двух десятков лет. Накопив капиталец и взяв кредит, общество вложило средства в покупку участка по тому же Ермолаевскому переулку и сооружение там четырехэтажного дома (ныне под номером 17) Второй этаж здания, выстроенного по проекту Д.С.Маркова занимало само общество, а остальные сдавались под квартиры, доход с которых помогал зодчим расплатиться с долгами.

Проект дома Московского архитектурного общества. Арх. Д.С. Марков. 1914.
 

     Появление на берегах Патриаршего пруда архитекторских жилищ стало первым, еще робким этапом в повышении престижности Козихи. Как ни как, а зодчие составляли пусть не самый заметный, до и далеко не последний отряд растущей московской интеллигенции.

Примерно в то же время наступил конец и студенческой вольнице - Московский университет наконец-то обзавелся вместительными общежитиями, куда и перебрались многие обитатели Козихи. Домовладельцам пришлось ориентироваться на жильцов с более взыскательными вкусами. Вдоль Малой Бронной появились первые многоэтажные (в пять-шесть этажей) доходные дома. Один из них встал над самим прудом. Его творец, архитектор И.Г. Кондратенко питал труднообъяснимое пристрастие к романскому стилю, казалось бы, мало подходящему для современных многоквартирных гигантов. В соответствии этим дом на Малой Бронной,32 вышел тяжелым, гордым, самодовольным, и сегодня, когда вокруг него возникли новые высокие дома продолжает оставаться самым заметным сооружением округи.

Проект дома Вешнякова. Арх. И.Г. Кондратенко. 1912.
 

Окончательное осознание того, что Бронные, Козиха и Патриаршие - не такой уж плохой район, пришло, пожалуй, в двадцатые годы. Свидетельство тому - пара-тройка относительно небольших и очень простых на вид жилых домов, выстроенных здесь кооперативными товариществами. Особенно интересен один из них, что на углу Малой Бронной и Спиридоньевского переулка, выстроенный кооперативом финансистов. Примечателен он как автором (М.Я. Гинзбург - один из вождей и теоретиков конструктивизма), так и жильцами, среди которых числилось два наркома финансов - Н.А. Милютин и Н.П. Брюханов.

Тридцатые годы принесли Патриаршему пруду строительство еще одного выдающегося сооружения. На этот раз берега старого водоема облюбовали работники авиационной промышленности. Именно для них архитекторы В.Н. Владимиров и Г.И. Луцкий спроектировали эффектное здание по Малому Патриаршему переулку (составляющему юго-западный берег пруда), 5. Первоначально предполагалось, что дом растянется на всю длину переулка и огромной аркой перекроет выход Большой Патриарший. Грандиозные замыслы сорвала война. Но и то, что успели выстроить, впечатляет. Молодые создатели дома, уйдя от конструктивистского аскетизма, не стали безоглядно обвешивать свое детище тяжелой лепниной во "вкусе милой старины", а с помощью простых и логичных приемов (асимметричное размещение повышенного объема, шахматное расположение глубоких лоджий, резкие членения фасада) придали дому острое своеобразие, динамику, даже порыв. Все это как нельзя лучше соответствовало как самой эпохе стремительного роста могущества страны, так и особенностям ведомства-заказчика. Авиаконструкторы составляли элиту технической интеллигенции тридцатых годов (как спустя двадцать лет создатели ракетной техники). Поэтому появление здесь "дома Авиастроя" стало окончательным закреплением элитарности берегов Патриаршего пруда. Тем более, что среди прочих жильцов квартиру в новом доме получил не кто-нибудь, а знаменитый авиаконструктор Н.Н. Поликарпов. В популярности с Поликарповым мог соперничать разве что Туполев. Последний специализировался на тяжелых самолетах, в то время как практически весь истребительный парк Красной армии тридцатых годов составляли машины Поликарпова. Верткие и быстрые И-15 и И-16 били на Халкин-Голе самураев, дралисьс немецкими и итальянскими самолетами в небе Испании, обеспечили господство в воздухе в ходе Советско-финской войны, приняли на себя первый удар фашистских воздушных армад в июне сорок первого. К этому времени поликарповские истребители устарели и в ходе войны уступили место ЯКам и МИГам. Одновременно со своими машинами ушел из жизни и сам талантливый конструктор.

Жилой дом на Патриарших прудах. Арх. Н.И. Гайгаров, М.М. Дзисько. 1949
 

     Зато после великой Победы на пруд явились новые жильцы, для которых архитекторы Военпроекта Н.И. Гайгаров и М.М. Дзисько (при участии М.Л. Кагановича и Н.А.Скаржинской) и инженер М.А. Лавров выстроили маленький, ужасно пышный домик по Ермолаевскому переулку,9. В домике насчитывалось всего-навсего восемь квартир, но перед его фасадом выстроился ряд почти настоящих колонн, тяжелую входную дверь украшала резьба по дереву, а на воротах по бокам дома в лучших традициях русского классицизма воссели мраморные львы - почти как у Английского клуба. Уже по этой самой неуемной (и, скажем прямо, неумной) тяге к "классическому наследию" в проекте домика чувствовалась уже знакомая нам (по особняку на Спиридоновке) рука. Действительно, руководил разработкой проекта маститейший из маститых, величайший знаток и тончайший ценитель архитектурной классики академик И.В. Жолтовский. Благодаря ему на Патриаршем пруду появились две интереснейших постройки, и потому вполне оправданным было присвоение Ермолаевскому переулку имени Жолтовского. Но в ходе недавней кампании переименований переулку зачем-то вернули старое, ни уму, ни сердцу не говорящее название.

     Помимо зодчих, на стройке маленького домика трудилась целая бригада всевозможных деятелей искусства. Скульптуры ваял В.А. Львов, барельефы формовал Л.А. Кардинский, лепными работами руководил Д.М. Никулин. Роспись на потолках выполнялась художниками Л.А. Бруни, В.А. Фаворским, Г.А. Ечеистовым, Д.В. Бродской, С.С.Прусовым.

Жилой дом на Патриарших прудах. Арх. Н.И. Гайгаров, М.М. Дзисько. 1949. Лестница
 

Да, вот это был дом - настоящее элитарное жилье, не чета нынешним стандартным из монолитного бетона с ковровыми покрытиями и перегородками из пластмассы. Квартиры в доме предназначались для генералов Советской армии, которые после победоносного завершения Великой Отечественной войны возвращались в Москву, на службу в Наркомат обороны, Генштаб, военные академии.

     Никак нельзя пройти мимо еще одной милой черты пруда: кто бы ни жил на его берегах - авиаконструкторы, наркомы, генералы, он оставался таким же тихим, уютным, не только патриаршим, но и патриархальным. Подтверждение этому факту можно найти в кинофильме "Покровские ворота". Действие не слишком выдающейся, но относительно приличной комедии развертывается в пятидесятых годах на совсем других, Чистых прудах. Но когда требовалось показать этот самый пруд крупным планом (в длинной сцене на катке) съемочной группе пришлось установить свои камеры вовсе не на Чистом, а на Патриаршем пруде. Его окружение гораздо больше соответствовало эпохе - фильм-то снимался в восьмидесятых годах, и над Чистым прудом успел вырасти современного вида ресторан. А на Патриаршем по-прежнему стоял классический павильончик еще 1938 года (его перестроили только в 1986 году, с сохранением части декора).

     Конечно, кое-что менялось: напротив генеральского домика установили памятник баснописцу Крылову, в сквере у пруда рассадили еще кое-что из изваяний. Совсем рядом выросли новые дома. Но по-прежнему высится над Патриаршим прудом спокойный фасад кондратенковского дома.

Счетчик посетителей по странам