Золотой Серебряный Бор

А.В. Рогачев

Опубликовано: Элитная недвижимость, 2002, N 8

 

     Серебряный Бор  -  неожиданное, но естественное сочетание красивых русских слов. Есть, видимо, какая-то закономерность в том, что это прекрасное имя носит одно из лучших мест Москвы - остров в одной из излучин Москвы реки, в западной части города.

 

              Серебряный бор или Серебряный Бор?

 

     Название "Серебряный бор" встречается в документах с начала XVII века. Так именовался обширный лесной массив, лежавший между Троице-Лыковым и Рублевым. Лес жив и поныне, по-прежнему носит свое эффектное название и управляется Серебряноборским лесничеством. Но вот парадокс – когда сегодня говорят о Серебряном боре, чаще всего имеют в виду вовсе не лес, а остров на Москве реке с расположенным на нем дачным поселком.

     Чтобы исключить неразбериху, следует обратить внимание на разницу в написании названий. Для леса слово "бор" является нарицательным, тогда как для поселка - частью собственного имени, а потому и писаться должно с большой буквы. Таким образом, Серебряный бор - это лес, первый носитель имени, а поселок и прочие одноименные объекты должны именоваться Серебряным Бором.

 

                      Ползучее название

 

     Красивое название леса полюбилось москвичам и с начала ХХ века распространялось с умопомрачительной скоростью. Первым, как уже было сказано, позаимствовал его дачный поселок. Здесь связь прослеживается самая прямая – поселок располагался в непосредственной близости от бора, хотя и на противоположном берегу.

     Следующий скачок названия оказался связан со строительством Окружной железной дороги (1903-1908). Одну из ее станций также назвали Серебряным Бором, но расположилась она недалеко от Волоколамского шоссе, то есть километрах в трех-четырех и от леса, и от дач. Вообще очень многие станции Окружной дороги получали названия по  весьма отдаленным объектам. Попробуйте, например, добраться до бывшего подмосковного села Братцева (ныне на крайнем северо-западе города, у самой МКАД) от одноименной станции - на это уйдет не меньше часа. А приезжий, сто лет назад решивший полюбоваться Москвой с Воробьевых гор и прибывший на станцию с таким названием, оказывался на другом берегу Москвы реки в условиях полного отсутствия в этом месте мостов.

     Станция поспособствовала дальнейшему продвижению "Серебряного Бора". Рядом с ней возник еще один дачный поселок, который вполне естественно получил название по ближайшей станции. Так появился еще один Серебряный Бор. Чтобы хоть как-то отличаться от своих уже слишком многочисленных тезок он получил приставку "Всехсвятский", так как лежал в двух шагах от бывшего села Всехсвятского - нынешнего Сокола. Вот так за какие-нибудь десять лет название "уползло" на добрых пять километрах на северо-восток от настоящего бора.

     Но сегодня рассказ пойдет только об одном из многочисленных Боров - дачном поселке в излучине реки, который иногда (опять-таки во избежание путаницы) называют Хорошевским.

 

                      Дачный заповедник

 

     Сам Серебряный бор и окружающие его земли издавна являлись личными владениями царской семьи. Во многом благодаря этому  уцелел в непосредственной близости от Москвы прекрасный природный уголок - покрытый густым лесом полуостров в излучине реки. Ведь богатейшие люди мира, какими являлись российские самодержцы, не слишком нуждались в повышении своих доходов путем сдачи земель под хозяйственное использование или вырубки лесов.

     Сосновый лес в северной, возвышенной части полуострова и заболоченная низменность в его южной части обеспечивали редкое изобилие дичи - как лесной, так и водоплавающей. Потому до XVIII века использовались здешние места в основном для государевой охоты, а единственным предприятием долго оставался конный завод, выращивавший лошадей не столько для продажи, сколько для укомплектования московских дворцовых конюшен. Да и он закрылся в начале XIX века, уступив свое место Артиллерийским складам для расположенных на Ходынском поле военных лагерей. Остатки складских сооружений до сих пор можно видеть сразу при въезде на остров, с правой стороны от моста.

     Ситуация изменилась при Николае II. Последний император отличался от своих предшественников мелочной скупостью во всем, что касалось его личного имущества, а потому, последовав примеру энергичных купцов-дачестроителей, начал интенсивную сдачу удельных земель под застройку.

     Одним из дачных поселков, возникших в самом начале ХХ века на царской земле, и стал Серебряный Бор. Расположился он на левом берегу реки, напротив самого бора и мгновенно завоевал огромную популярность. Еще бы - место отличалось удивительной красотой и удобством для отдыха. Здоровая песчаная почва, вековые сосны, Москва река и открывающиеся великолепные виды. И все эти прелести - всего в получасе езды от города.

     Был и еще один важный фактор, определявший высокий ранг Серебряного Бора. Неподалеку, в расположенном на берегу Москвы реки селе Ильинском устроил свою загородную усадьбу московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович. Естественно, руководство города и губернии пожелало обзавестись дачами где-нибудь поблизости. Так что императорская спекуляция оказалась выгодной - в Серебряном Бору селилась не какая-нибудь канцелярская мелочь, а московская знать, высшие чиновники, богатейшее купечество.

1917 год изменил и состав дачников, и владельца поселка. Уже через три-четыре года несколько дач заняли дома отдыха, санатории и детские дома. Большая часть перешла в ведение дачного треста Моссовета. Но престижность Серебряного Бора сохранилась - здесь снимали участки старые большевики, видные деятели Коммунистической партии и Советского правительства, военачальники.

     Сегодня из старых дачных домов сохранились немногие. На большинстве участков поднялись новые, роскошные и обширные коттеджи, отчего Серебряный Бор вполне мог бы сойти за богатый пригород какого-нибудь западноевропейского города. Если бы не одно существенное отличие - вместо легких ажурных изгородей, открывающих взору ухоженные газоны и цветники, дачи Серебряного Бора огораживают высокие глухие заборы, напоминающие крепостные стены, из-за которых видны только крыши вилл.

 

                   Рукотворный остров

 

     Постройка дач нанесла ущерб природе, но он был не слишком велик. Во-первых, под участки отошла лишь северная, возвышенная часть излучины, а низменная южная так и осталась незастроенной. Во-вторых, сосны вырубались по минимуму, лишь бы освободить площадку под дом. Гораздо большие изменения привнесли тридцатые годы нашего столетия - именно тогда образованный излучиной полуостров превратился в настоящий остров.      Во всей многовековой истории Москвы не найдешь сооружения, принесшего нашему городу столько пользы, сколько канал Москва-Волга. Его открытие решило сразу три важнейших для города проблемы: канал напоил вечно жаждавшую столицу чистой и вкусной волжской водой, спас от гибели почти пересохшие московские реки, и, наконец, соединил их глубоководным речным путем с Волгой. Решение последней из трех задач - создание водного пути непосредственно отразилось на судьбе Серебряного Бора.

     Полуостров, на котором стоит поселок, имеет очень узкое основание. Кажется, от верхнего до нижнего течения реки здесь рукой подать. Но воды веками обтекали его по крутой излучине. Так же приходилось плавать и людям. Наверняка не одному речнику приходила в голову мысль прорезать излучину каналом, сократить водный путь по реке.

     Осуществление идеи стало частью устройства речного пути Москва-Волга. Через основание полуострова пролег канал, названный Хорошевским спрямлением. Его длина - меньше двух километров, а чтобы проплыть вокруг полуострова, судам требовалось пройти почти семь. Сокращение пути - не только выигрыш во времени, это уменьшение расхода топлива, загрязнений воды и атмосферы. Освободившись от судоходства, лучше почувствовало себя и старое русло.

     А заодно прямое и широкое Хорошевское спрямление стало прочной границей, отделившей дачный заповедник от наступавших городских кварталов. Именно так и воспринимается оно при въезде на остров по арочному железобетонному мосту, выстроенном в 1937 году по проекту инженера А.А. Белоголового. Длина главного пролета моста превышает 100 метров.

     Помимо него, на коротком канале расположено еще два интересных гидротехнических сооружения, архитектурные ансамбли которых были настоящим украшением Серебряного Бора. Первое из них заградительные ворота, позволяющие перекрыть спрямление русла. С помощью таких периодических изменений течения осуществляется промывка и освежение воды в старом русле Москвы реки, опоясывающей Серебряный Бор. Управляются ворота из красивого павильона, стоящего на северо-восточном краю острова.

     Примерно в середине канала выстроили нарядную пристань, рассчитанную на прием не только катеров, но и крупных теплоходов. Но маршруты больших пассажирских судов здесь так и не пролегли, да и движение речных трамвайчиков постепенно сошло на нет. Сегодня пристань являет картину полного запустения.

 

                    Вода, воздух  и сосны

 

     Природные условия Серебряного Бора - настоящая сказка для Москвы. Невероятным кажется перечень живущих на острове растений - папоротники, ландыш, черника, брусника, кислица, всего около 200 видов. Из деревьев встречаются липа, береза, дуб. Но самый главный элемент растительного мира Серебряного Бора составляют, конечно, сосны. Возраст большинства из них перевалил за двести лет. А вот более старых деревьев на острове почти нет.

     В шестидесятых годах XVIII века на здешние царские владения обрушилась тяжелая напасть. На соснах осыпалась хвоя, отваливалась кора. Специально наряженная комиссия подвела печальные итоги - на территории нынешнего Серебряного Бора насчитали более четырех тысяч погибших сосен. Еще хуже пришлось соседней Ходынской роще - там число мертвых деревьев превысило двадцать тысяч. На вырубку и сплав полученных отличных бревен бросили крестьян близлежащего села Хорошева, которым пришлось трудиться несколько лет. Ходынская роща так и не возродилась после страшного бедствия - на ее месте возникло печально известное Ходынское поле, ставшее местом военных лагерей и стрельбищ.  А вот в Серебряном Бору сосны вновь поднялись. Те, что мы видим сейчас - молодняк, выросший после вырубки в XVIII веке.

     Великое достоинство Серебряного Бора - вода. Она здесь в изобилии - со всех четырех сторон поселка, да еще на острове есть внутренние водоемы. И по качеству серебряноборская вода уникальна для Москвы - ведь всего в нескольких километрах выше по течению расположено Рублевское водохранилище, из которого пьет воду западная часть Москвы. А еще ближе к Серебряному бору в Москву реку впадает река Сходня, по которой сбрасывается дошедшая до столицы по каналу имени Москвы волжская вода. Вот эта лучшая в Подмосковье вода и протекают вдоль берегов Серебряного бора.

Не мудрено, что купание в Серебряном Бору считается лучшим в Москве. Способствуют этому и отличные песчаные пляжи по берегам острова и на другом берегу Москвы реки. Активно осваивают отдыхающие и берега лежащего в южной части острова озера Бездонки.

     Под стать всему остальному и воздух. Как известно, в Москве преобладают юго-западные ветры. А именно в этом направлении от поселка лежит настоящий Серебряный бор, освежающий своими ароматами воздух над островом.

     Поистине золотое место этот Серебряный Бор!

Счетчик посетителей по странам