Скелет в шкафу... и клад за стенкой

А.В. Рогачев

Опубликовано: Квартира, дача, офис,2002, N 70

 

     Старый дом сносили весело и споро. Два этажа, обращенные в груды кирпича, уже вывезли на подводах, и теперь шла разборка подвала. Проломив одну из его стен, рабочие удивились - за ней оказалось еще одно помещение, про которое никто ничего не знал. Отправившиеся на исследования смельчаки обнаружили в темном подземелье дубовую, окованную железом дверь. Ее поддели ломами, навалились... За отворившейся со страшным скрипом дверью в крохотном помещении на железных цепях висел скелет...   Об этой истории поведал в своей книге "Москва и москвичи" бытописатель нашего города В.А. Гиляровский.

 Дом, о котором идет речь, стоял в самом начале Мясницкой (позже Кирова) улицы, с ее левой стороны. На первый взгляд, обыкновенный жилой, хотя и очень старый - с толстыми стенами и низкими тяжелыми сводами. Откуда бы взяться страшной находке? Но люди, немного знающие историю города, не удивлялись. Они-то знали, что в заурядном домике за сто лет до описываемых событий располагалась знаменитая Тайная канцелярия, ведавшая политическим сыском в империи.  Основными инструментами, применяемыми при допросах, были дыба и кнут. Про застенки и каменные мешки и говорить не приходилось. При таких порядках следовало удивляться скорее тому, что нашли только один скелет. Но все равно, история ужасная - ведь на протяжении ста в двух шагах от останков неизвестного бедняги спокойно ели, пили и спали подвальные жильцы.

     Несомненно, старые московские дома, дожившие до наших времен, несут в себе обаяние "добрых старых времен", надежности, устойчивости, семейного уюта. Люди охотно въезжают в старые квартиры, часто мирясь с несоответствием планировки и оборудования требованиям сегодняшнего дня. И в подавляющем большинстве случаев никто не интересуется историей квартиры или дома, их прошлыми владельцами и обитателями. До тех пор, пока в стенах, под полом, в перекрытиях не наталкиваются на неожиданные находки – иногда ужасные, иногда счастливые...

     Всякий, кто проходил по Большому Харитоньевскому переулку, просто не мог не обратить внимания на дом N 21,занимаемый ныне президиумом Академии сельскохозяйственных наук. С начала XVIII века дом принадлежал Юсуповым - богатейшему аристократическому роду России. Конец ему пришел в конце XIX столетия. В живых оставалась единственная, последняя представительница рода - молодая княжна Зинаида. С ее выходом замуж фамилия Юсуповых должна была исчезнуть. Чтобы не допустить этого, Александр III разрешил графу Сумарокову-Эльстону, которому посчастливилось взять в жены завиднейшую невесту империи, присоединить к своей двойной фамилии третью. Так и стал Феликс Феликсович именоваться князем Юсуповым графом Сумароковым-Эльстон.

     В первый год империалистической войны в Питере сыграли еще одну свадьбу. Сын Феликса, также Феликс женился не на ком-нибудь, а на великой княжне Ирине Александровне - племяннице самого императора. Понятно, что царская семья не захотела ударить лицом в грязь, и в качестве подарков невесте преподнесли редчайшие драгоценности из царских и великокняжеских сокровищниц.

     Близкому к императорскому дому богатому и знатному семейству Юсуповых нечего было делать в России после Великого Октября, и они быстро очутились за границей. А в их московском доме открылся Военно-исторический музей. В апреле 1925 года в здании начали ремонт. В ходе работ кто-то обратил внимание, что штукатурка под главной лестницей в вестибюле дома слегка отличалась по цвету от остальных стен. Вроде бы пустяк, но он привел к удивительным открытиям.

     За проломанной стеной оказался обширный тайник, битком набитый сундуками с княжескими сокровищами. Всего из-под лестницы извлекли 70 пудов серебряных изделий, 13 килограммов золота, множество драгоценных камней. Среди сокровищ находились и известные по многочисленным описаниям колье, серьги, браслеты, броши, которые были поднесены Ирине Александровне в день свадьбы.

     Разборка и описание найденных драгоценностей заняла не один день. Большую их часть отправили в Госбанк, а  значительные в художественном отношении изделия, например, предметы посуды, изготовленные из серебра западноевропейскими и русскими мастерами в XVII веке, отправили Оружейную палату. Там их можно обозреть и сегодня.

     Что касается вопроса о происхождении тайника, то он, на первый взгляд, никакой загадки не представлял. Конечно, Юсуповы спрятали ценности перед отъездом за границу. Но как-то не вязалась тщательность заделки и большой объем работ по заделке тайника со спешным бегством. Складывалось впечатление, что сокровища прятали не спеша, с умом и старанием. Поэтому вполне вероятна другая версия. Гроза над Юсуповыми нависла еще за год до Октября, когда Феликс-младший оказался главным действующим лицом в убийстве гнусного шарлатана Распутина, нагло дискредитировавшего царскую семью в глазах российской и мировой общественности.

Озлобленная смертью любимца императрица выслала своего родича из Петербурга. Через некоторое время в ссылку отправились и его родные. И, возможно, именно тогда, предчувствуя близость перемен, решила умная княгиня Зинаида тщательно упрятать фамильные драгоценности - пока еще было в распоряжении несколько дней.

     Юсуповский клад был крупнейшим, но далеко не единственным, обнаруженным в стенах или подпольях старых московских домах. Из иных тайников золото и серебро выгребали пудами, а мелкие находки типа жестянок с десятком-двумя золотых империалов вообще считались сотнями

И это, конечно, здорово. Думается, любой из нас с радостью приобрел квартиру, где в стенах или под паркетом скрываются сокровища какого-нибудь подпольного миллионера. Но, к сожалению, как уже отмечалось выше, старые дома таят и другие, менее приятные секреты. Ну, например...

     Сегодня Плющиха незаметно ответвляется от широкой Смоленской улицы сразу за левой башней гостиницы "Белград", а восемьдесят лет назад она "вытекала" из самого Садового кольца, выходя на него примерно посередине нынешней Смоленской площади. Рядом начиналась узкая тогда Смоленская улица. На остром мысу между двумя этими проездами стояла симпатичная церквушка Смоленской Божьей матери, а немного восточнее нее - принадлежавший церкви двухэтажный жилой дом, который числился по Плющихе под номером 2, а по Смоленской - под номером 3. В 1932 году, когда начались работы по реконструкции и расширению Садового кольца, оказавшийся некстати  дом обрекли на слом.

     Тогда еще не додумались сносить здания с помощью подвешенной к стреле экскаватора клин-бабы или направленным взрывом. Разборка шла долго и скучно. Рабочие вручную, ломами, выковыривали куски стен, вынимали по отдельности каждую балку перекрытия. Ибо в те бедные времена и старый кирпич, и бревна часто шли в дело - на сооружение новых домов. Возможно, если бы дом на Плющихе ломали по-иному, никто бы и не узнал о его ужасной тайне.

     Лом одного из рабочих пробил тонкую кирпичную кладку, за которой обнаружилась заполненная густым известковым раствором обширная ниша. Первой мыслью было - клад! Но когда раствор слегка расковыряли, собравшиеся вокруг рабочие взвыли от ужаса - в нише лежали три человеческих скелета. Оправившись от шока, вызвали милицию, та прихватила с собой медицинских экспертов. Нишу тщательно очистили, останки извлекли, предварительно зафиксировав их расположение.

     По заключению медиков, скелеты пролежали в стене около двадцати-двадцати пяти  лет. Примерно к таким же выводам пришли и строители, оценившие степень сохранности покрывавшей стены штукатурки. Таким образом, где-то в районе 1910 года в заурядном, неказистом доме произошло жуткое, хладнокровно обдуманное и осуществленное тройное убийство. Душегубами, несомненно, являлись хозяева помещения, так как только они имели возможность столь тщательно укрыть следы преступления.

     Но за шестьдесят лет существования домика,  его комнаты снимались многими  людьми для самых различных целей.  Кто-то из старожилов вспомнил,  что перед мировой войной здесь располагался трактир. Какие именно помещения он занимал, никто с точностью вспомнить не сумел.

     Опрос работавших на стройке также дал немного информации. Единственным следом стало упоминание о каком-то никому не известном старике, который в первые дни разборки дома приходил и подлогу наблюдал за работами, причем при особенно сильных ударах ломов вздрагивал и крестился. Однако через несколько дней старик исчез и больше не появлялся. Установить его личность не смогли. Да и имел ли он отношение к преступлению?

     Заниматься давнишним (и почти безнадежным в отношении возможности раскрытия) убийством милиции было некогда -  в Москве и так хватало всевозможных мазуриков. И черная загадка дома на Плющихе так и осталась вписанной в реестр нераскрытых московских тайн. Как, впрочем, и большинство тайн старых домов.

     И все-таки исключения бывали. Иногда тайны раскрывались - как правило, в тех случаях, когда это было в интересах текущего момента.  Вот один из таких случаев.

     Место действия - все та же Мясницкая. Почти напротив места, где когда-то работала ужасная Тайная канцелярия, на рубеже XIX и ХХ столетий вырос большой дом под номером 6, спроектированный знаменитым архитектором Ф.О.Шехтелем. Москвичи хорошо знают магазин "Хрусталь" расположенный в первом этаже этого представительного здания. А в двадцатых годах помещение занималось магазином "Продсиликат", затем перешло к Мосторгу, который устроил в нем что-то вроде небольшого универмага.

     С 1927 года работники магазина стали замечать пропажу товаров - исчезали небольшие по размеру, но дорогие предметы. Естественно, поначалу подозрение пало на работников магазина. И хотя проведенное расследование никаких результатов не принесло, нескольких человек пришлось уволить. Но хищения продолжались. Несмотря на усиленную бдительность и строжайший контроль, из магазина исчезали вещи. Двери, окна, замки, печати на запорах оставались в полном порядке, а это означало, что посторонние в магазин не проникали. Сбивало с толку и то, что исчезновения эти случались не часто, в самые неожиданные моменты. Так прошло почти два года.

     Руководство и сотрудники фирмы уже начинали поминать нечистую силу, но все же до того, как призвать на помощь духовенство, решили обратиться в милицию. Как оказалось, правильно. Не мудрствуя лукаво, милиционеры устроили в магазине ночную засаду - чтобы выяснить природу злого духа, колобродившего среди одежды и посуды. Несколько ночей высидели сыщики в торговом зале, и все-таки изловили вора. Им оказался обыкновенный человек, работавший в том же доме слесарем и монтером. При обыске в его комнате обнаружили часть ранее украденных товаров.

     Выяснилась и тайна его неуловимости. Обследуя подвал дома, он как-то наткнулся на практически забытый, заваленный всяким хламом уголок, откуда вверх, в торговый зал вел потайной люк. Монтер повел себя умно - не стал привлекать внимания к свой находке, а хорошенько обмозговал ситуацию сам. Небольшие хищения бросали прежде всего тень на продавцов. Именно это и дало возможность хитрому вору использовать в своих целях секрет не такого уж и старого здания. В условиях товарного голода любой выносимый на рынок товар, а особенно качественный, находил быстрый спрос, и проворный малый припеваючи прожил почти два года.

     Вытекающая из вышеизложенных историй мораль ясна - небольшое историческое исследование, проведенное перед вселением в старый дом, вам не повредит.

Счетчик посетителей по странам