Алексей Вячеславович Рогачёв
 

Я – москвич!

Рассказ о себе могу начать с тех же слов, что и В.А. Гиляровский свою книгу «Москва и москвичи», причем с гораздо большим основанием, так как в отличие от Владимира Алексеевича в Москве я родился и прожил всю жизнь. Учился в московских школах – сначала французской, потом математической (при этом уделял повышенное внимание и истории с географией), занимался в Московском городском Дворце пионеров.

После окончания  факультета вычислительной математики и кибернетики Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и аспирантуры счастливое распределение привело меня в институт, работавший в новой для того времени научной области геоинформатики (это красивое название возникло позже, а тогда речь шла просто о цифровой картографии). Глубокое изучение встававших проблем показало, что они не так просты, как казалось с первого взгляда, а главное - очень интересны. Вследствие этого вся моя трудовая деятельность протекала и протекает в русле именно этого научного направления и, очевидно, принесла результаты, поскольку с 1994 года я занимаю руководящие должности в ряде геоинформационных центров. За это время с помощью чудесного коллектива удалось сделать многое – разработать технологию и наладить производство цифровых карт, создать их федеральный фонд, разработать систему мониторинга протяженных технологических комплексов с использованием трехмерного моделирования. Но впереди всегда открывались новые перспективы, о которых я писал в своих работах.

Москва, как объект увлечения и исследований занимала меня с детских лет. Рядом с нашим домом стоял удивительный дом культуры, входивший в знаменитую пятерку мельниковских клубов. Сведения о другом странном сооружении явно древнего вида, видном из наших окон, пришлось искать в специальной литературе. А идентифицировать еще одно стоявшее по дороге в школу здание с явными признаками бывшей церкви помог лишь обнаруженный среди бумаг прадеда старый план Москвы. Первое сооружение оказалось церковью Рождества в Бутырках, второе – собором последнего московского монастыря - Скорбященского. Так пришел интерес.

Частые набеги на букинистические магазины положили начало домашней библиотеке. Затем мне сильно повезло. Институт, где я работал, находился бок о бок с Центральным государственным историческим архивом города Москвы. Сотни вечеров и обеденных перерывов, проведенных в его читальном зале, позволили законспектировать тысячи архивных дел.

Накопив определенный багаж знаний, я решился откликнуться на призыв Алексея Алексеевича Клименко, собиравшего в Некрасовской библиотеке тех, кому была интересна Москва. Там я познакомился с С.Т. Жуковым и А.А. Фроловым, вместе с которыми в 1992 году подготовил и довел до макета Атлас московских храмов. Для того времени он был самым полным перечнем культовых зданий города по состоянию на начало ХХ века. Однако экономический развал не позволил напечатать тираж, и от этой затеи у авторов сохранились только макеты несостоявшегося издания.

Зато очень помогла мне работа в только что созданном Московском институте развития образовательных систем (МИРОС) под руководством Александра Михайловича Абрамова – сначала в лаборатории географии, а затем – в качестве руководителя самой первой лаборатории москвоведения. Именно в МИРОСе вышли мои первые книги, там я прочел свои первые лекции о Москве. А дальше – опытное преподавание москвоведения в школе, первый учебник, новые книги, новые архивные изыскания, научные консультации, десятки опубликованных статей, сотрудничество с такими же увлеченными Москвой людьми…  

Счетчик посетителей по странам