Чичаговы, Быковские и другие.

 

Середина ХIХ века - далеко не лучший период в истории московской архитектуры. С 1840-х по 1860-е годы наблюдается длительный застой в строительстве города, по своей продолжительности и последствиям сравнимый с временами действия петровского запрета на каменное строительство. В течение нескольких десятков лет, если не считать огромных, дорогостоящих, но совершенно бесполезных для города тоновских творений да нескольких культовых зданий, в городе не возводилось ничего, сколько-нибудь заслуживающего внимания. Московские зодчие не могли найти применения своим силам. Следствием этого стало упразднение Московского дворцового архитектурного училища, обернувшееся настоящим разгромом всей московской строительной школы. По существу, из истории Москвы выпало целое поколение зодчих.

 В это тяжелое время во главе московского архитектурного мира встали представители двух семей - Чичаговых и Быковских. Связанные дружескими и родственными узами между собой, а также с некоторыми другими московскими строителями, эти семьи образовали настоящий клан, послуживший ядром, вокруг которого суждено было сплотиться московскому архитектурному сообществу.

 Старшие представители клана принадлежали к потерянному поколению московских зодчих. Пожалуй, из всех московских архитекторов тех лет лишь Михаилу Быковскому посчастливилось оставить сколько-нибудь заметный след на московской земле в виде нескольких относительно крупных культовых сооружений. По его проектам были построены или капитально перестроены колокольни Никитского и Страстного монастырей, церкви Троицы на Грязех, Никиты в Старых Толмачах, практически заново создан целый комплекс Ивановского монастыря. Но главное произведение Быковского, прочно вошедшее в историю русской архитектуры, находится за пределами Москвы - усадьба Марфино. М. Быковский был женат на сестре своего товарища Константина Минелли. Друзья вместе учились у знаменитого зодчего Д. Жилярди. Самому К. Минелли достичь известности помешала ранняя смерть.

У двух других современников М. Быковского - Николая Чичагова и Петра Герасимова лучшие годы жизни прошли на строительстве Кремлевского дворца, и их имена упоминаются обычно лишь в качестве помощников главного архитектора К. Тона. А между тем роль обоих была весьма значительна. П. Герасимову принадлежал самый первый, эскизный проект здания, одобренный царем. Но в николаевские времена слишком много значили чины, и столь престижный заказ никак не мог быть поручен простому архитекторскому помощнику в чине коллежского регистратора. Дальнейшая разработка попала в руки титулованного Тона. Тем не менее, наравне с ним автором проекта большого Кремлевского дворца по праву должен считаться и Герасимов. Он же вместе с Н.Чичаговым руководил и сооружением здания. После его завершения оба зодчих служили в Московской дворцовой конторе, занимаясь перестройками и ремонтом кремлевских зданий, возобновлением стен и башен. Строительный застой не давал возможности даже ведущим московским зодчим самим построить что-нибудь значительное.

Зодчие-соратники были дружны семьями, а после смерти П. Герасимова его вдова вышла замуж за сына Н. Чичагова Михаила. Дочь Н. Чичагова Ольга стала женой его помощника - архитектора Н. Кольбе. Он долгое время служил архитектором Голицынской больницы, но также не оставил после себя никаких заметных построек.

 Более счастливой оказались судьба Чичаговых - сыновей. Они дожили до времени, когда в Москве после долгого упадка начался бурный рост строительной активности. Двум старшим братьям удалось спроектировать и соорудить в Москве по одному выдающемуся зданию. Дмитрий стал автором здания городской думы, Михаил - театра Корша. Перечень их работ включает также городские училищные дома, особняки, церкви. Менее известен младший брат - Константин. Уже после смерти отца его поместил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества М. Быковский, бывший ближайшим другом покойного. Эта дружба была вскоре закреплена родственными связями. Дмитрий Чичагов женился на дочери Быковского Лидии, а после ее смерти - на сестре жены К. Быковского.

 Одним из корифеев среди московских зодчих конца ХIХ века стал сын М. Быковского Константин. Он окончил Академию художеств и некоторое время работал в Петербурге. В конце 1870-х годов он вернулся в Москву, где стал преподавателем училища живописи, зодчества и ваяния. В 1883 году со второй попытки ему удалось занять должность архитектора Московского университета. На ней он оставался в течение двух десятков лет. Это было время интенсивного строительства университетских зданий, и К. Быковский получил большой простор для творчества. По его проектам были сооружены или капитально перестроены почти все здания на старой территории университета, в том числе аудиторный корпус, физический институт, зоологический музей, библиотека. Грандиозный ансамбль университетских клиник на Девичьем поле также спроектирован Быковским при участии его лучших учеников по училищу живописи, ваяния и зодчества - И. Машкова, З. Иванова.

К. Быковский строил не только для университета. Одна из известнейших его работ - здание госбанка на Неглинной улице, за проект которого он был удостоен звания академика.

Брат К. Быковского Николай также сделался академиком, но ничем особым не прославился. Большую часть жизни он провел в Петербурге, а основным его занятием была внутренняя отделка и настенная живопись в храмах.

Семьи Быковских и Чичаговых лечил доктор И. Дюмулен. За него вышла замуж еще одна дочь Н. Чичагова - Анна. Сын Дюмуленов, как и отец носивший имя Ипполит, после двух лет учебы в Московском техническом училище перешел в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, которое и закончил со званием классного художника архитектуры. После Великой Октябрьской Социалистической революции он работал преподавателем Высшего технического училища.

 Помимо И. Дюмулена представителями третьего поколения зодчих этой замечательной семьи были второй сын Д. Чичагова Алексей и сын Н. Кольбе Федор. Они уже не принадлежали к числу ведущих московских архитекторов, занимаясь в основном проектированием многоэтажных доходных домов. Правда, среди произведений Ф. Кольбе есть и достаточно известное - кинотеатр "Форум".

 Кульминационным моментом в истории клана Чичаговых - Быковских следует считать создание первого в стране Московского архитектурного общества. Именно представители этих семей стали инициаторами его создания, и пятеро из них (М. и К. Быковские, Д. и М.Чичаговы, П. Герасимов) вошли в комиссию, которой была поручена разработка устава новой организации.

 Первым председателем МАО был избран М. Быковский, в последующие годы во главе общества стояли П. Герасимов, Д. Чичагов, К. Быковский. И. Дюмулен долгое время состоял секретарем организации.

 Потомки этого исключительно многочисленного и разветвленного клана зодчих, сыгравшего важнейшую роль в истории московской архитектуры, живут в Москве и сегодня.

Счетчик посетителей по странам