От Герберштейна до Мосгоргеотреста.

А.В. Рогачев

Опубликовано: Квартира, дача, офис, 2002, N 9

План Москвы XVI века, составленный С. Герберштейном
 

Жить и передвигаться в современном городе без его карты — более или менее подробной — можно, хотя и тяжело. А вот управлять им, возводить, учитывать и эксплуатировать сооружения практически невозможно. В полной мере это относится и к Москве.

Первый дошедший до нас план Москвы составил посол императора Священной Римской империи Сигизмунд Герберштейн,  посетивший русскую столицу в 1571 и 1526 годах. Нужно сказать, что большую липу можно встретить разве что в сочинениях барона Мюнхгаузена. На плане Герберштейна можно опознать только Москву-реку и Кремль. Причем последний имеет не треугольные, а четырехугольные очертания; стоящие внутри него храмы все, как один, круглые; прочая же застройка состоит из тесных рядов одинаковых строений непонятного вида.

Зато прекрасно выполнен стаффаж — фигуры, долженствующие «оживить», сделать более интересным сухой картографический материал. Взятое с плана Герберштейна изображение конных русских воинов в войлочных кафтанах с луками в руках стало хрестоматийным и воспроизводится даже в школьных учебниках истории. Но в целом герберштейнов чертеж — типичная развесистая клюква.

 К рубежу XVI-XVII веков относится вполне реальный (хотя и неточный) план города, составленный, очевидно, приказными дьяками в царствование Бориса Годунова. Известна одна из копий плана, найденная в бумагах канцелярии Петра I и называемая поэтому «Петровым чертежом». Но несмотря на все достоинства этого и последовавших за ним планов Москвы, они оставались чисто глазомерными — созданными без использования приборов. Планы передавали лишь взаимное расположение объектов. Об измерении расстояний, углов, площадей и речи быть не могло.

В 1665-1676 годах были составлены «Переписные книги», представлявшие собой перечни дворов по улицам и переулкам Москвы. Однако ни точного местонахождения, ни размеров дворов в «Книгах» не приводилось. Примерно к тому же времени относятся дошедшие до нас чертежи некоторых местностей, улиц (с показанием границ участков) и даже отдельных владений. Но и эти планы выполнялись на глазок, в чисто условной манере. Все улицы на них прямые, а участки — прямоугольные. Видимо, главной целью составителей чертежей было зафиксировать последовательность расположения владений по улицам. Что же касается точных границ участков, то они отмечались только на местности — массивными деревянными заборами или строениями.

Первый геодезический, то есть составленный с помощью инструментов и имевший измерительную точность, план Москвы появился лишь в 1739 году. Создание этого плана велось сначала под руководством архитектора И. Мордвинова, а после его трагической смерти — архитектора И. Мичурина. По фамилии последнего первый геодезический план Москвы часто называют Мичуринским. План весьма достоверно и точно показывает расположение московских улиц и переулков в пределах Камер-Коллежского вала, однако является плоским — на нем не показан рельеф города.

Толчок к точному измерению высот в пределах Москвы дало развитие городского хозяйства, прежде всего строительство водопровода и канализации. Для расчета напора в водопроводной сети, проектирования самотечных сточных труб требовалась нивелировка города. До конца XIX века подобные работы велись на отдельных участках (прежде всего, вдоль трассы Мытищинского водопровода), и лишь в 1873 году  была выполнена систематизация ранее накопленных данных с приведением их к общему уровню. За нулевую отметку приняли урез воды в Москве-реке у Данилова монастыря в межень. Этот уровень вошел в историю под названием «Московского нуля».

К 1879 году удалось создать первый нивелирный план города, на котором с помощью изогипс (горизонталей) были показаны относительные превышения поверхности над Московским нулем. Точность плана была не слишком велика — горизонтали проводились через сажень (2,16 м) — и не обеспечивала потребности городского хозяйства. По-настоящему серьезно подошли к нивелировке лишь в 1901 году, когда 108 километров нивелирных ходов, выполненных с ошибкой лишь в 3 мм на 1 км, закрепили на местности 35 марками. Исходной точкой послужил репер, заложенный в колокольне Ивана Великого. Отметка этого репера была вычислена от Московского нуля.

Связь с государственной сетью устанавливалась с помощью марки №148, заложенной в устой моста на пересечении Николаевской железной дороги и Дмитровского шоссе. Столь экзотический выбор места становится понятным, если вспомнить, что российская система координат привязывалась к Петербургу (Пулковская обсерватория), а высотный ноль определялся Кронштадтским футштоком. Оттуда в Москву нивелирные ходы прокладывались в первую очередь вдоль железной дороги.

Изготовление подробных карт Москвы и Подмосковья стало одной из первых задач Высшего геодезического управления, созданного декретом Совета народных комиссаров от 15 апреля 1919 года. Вслед за этим в Москве возникает картографо-геодезическое производство, позже превратившееся в самое крупное в стране Московское аэрогеодезическое предприятие. Для обеспечения нужд строительства и городского хозяйства Москвы при Московском Совете учредили специальную Геодезическую контору (ныне Мосгоргеотрест). Эта организация на протяжении многих десятилетий создавала топографические планы города масштабов 1:10000 (в 1 см 100 м), 1:5000 (в 1 см 50 м), 1:2000 (в 1 см 20 м) и, наконец, 1:500 (в 1 см 5 м).

Подробность этих последних столь велика, что на них отмечаются люки подземных коммуникаций, бордюрные камни, столбы оград, деревья и тому подобные мелкие детали местности. Именно эти планы служат основой для работ по проектированию зданий, подземных коммуникаций, дорог.

Планы приходится постоянно обновлять, так как скорость изменений в Москве очень велика. Считается, что в среднем за год в нашем городе те или иные изменения претерпевают 6-10% отображаемых на планах объектов. Поэтому отдыха у московских топографов не бывает: только что обновленные планы устаревают прямо на глазах.

 Самые точные планы нуждаются в крепкой и стабильной привязке к местности. Для этого и на плане, и на земле обозначаются постоянные точки, координаты которых вычислены с высочайшей точностью. Конечно, в качестве таких точек ни в коем случае нельзя было выбирать элементы каких-либо частновладельческих сооружений. В противном случае могло случиться и так: скажем, все владельцы квартала отсчитали размеры своих участков от угла какого-нибудь заметного дома, а его хозяин возьми да и замени его на новый, стоящий вроде бы и там же, но не совсем. Сколько споров, тяжб, недоразумений обязательно возникнет из-за этого! Поэтому для обозначения «точек привязки» стали использовать особые сооружения в виде решетчатых пирамид с завершениями в виде цилиндров, хорошо наблюдаемыми с помощью оптических инструментов. А для того чтобы обеспечить высокую неподвижность знака, под ним в землю зарывали массивную болванку, на которой и обозначалась эта самая магическая точка.  Самый знаменитый из московских знаков стоит на крыше не менее знаменитого «дома Нирнзее» в Большом Гнездниковском переулке, бывшего до революции самым высоким жилым домом Москвы, и хорошо виден с Пушкинской площади.*

Но даже вкопанные в землю болванки пусть медленно и незаметно, но смещаются. Например, центр города постоянно опускается. А как можно вести требующие высочайшей точности измерения, если исходная точка уже сползла, причем неизвестно, в каком направлении и насколько? Поэтому в пятидесятых годах Мосгоргеотрест создал особо надежно закрепленную нивелирную сеть. Несколько десятков фундаментальных реперов углубили в землю от 5 до 130 метров! Глубочайший из реперов зарыт у высотного здания Московского государственного университета.

Вся эта немыслимая точность нужна в основном для строительства и эксплуатации инженерных сооружений. Для других целей можно использовать более грубые картографические материалы. Например, для ведения городского кадастра вполне достаточно масштаба 1:2000, а обычных горожан в повседневной жизни удовлетворяют и широко распространяемые ныне атласы, составленные на основе карт масштаба 1:10000, хотя особой точности от них ожидать не приходится. Но уж план Герберштейна-то они превосходят по всем статьям!

*Сейчас этого знака уже нет

Счетчик посетителей по странам