ГЛУПОСТЬ ЛОКАЛЬНАЯ

 

Трудно найти в Москве территорию, столь же приятную для проживания, как местность, расположенную близ пересечения улиц Планетной, Академика Ильюшина и Восьмого марта. Достаточно удалённые от центра с его вечными шумом, теснотой, толкотнёй здешние кварталы удобно и надёжно связаны с ним транспортными артериями. До станции метро «Аэропорт» - десять минут ходьбы, ещё десять минут – и ты уже на Пушкинской площади у Пампушки. На автомобиле выбраться на Третье кольцо можно за пять-шесть минут – гарантированно без заторов. А если отправился на дачу, бессветофорная Ленинградка позволит выехать на МКАД минут за десять. При этом жуткий шум напряжённой магистрали сюда не долетает, равно как и не доходят людские потоки, постоянно текущие от станций метрополитена. Даже в отношении экологии обитателям здешних мест можно только позавидовать – совсем рядом лежит великолепный Тимирязевский лесопарк, освежающий воздух и приглушающий шум от проходящего вдоль его границы Рижского направления железной дороги.

И всё бы хорошо, но подобно ложке дёгтя, способной изгадить целую бочку мёда, впечатление от этого поистине райского уголка портит целая вереница глупостей, созданных под чутким руководством различных государственных и прочих властных структур.

 Недалеко от впадения в улицу Академика Ильюшина тихого и узкого Кочновского проезда уже несколько лет торчит странная конструкция – огромный стальной диск двухметрового диаметра, покоящийся на массивном бетонном основании. Всё это похоже на тарелку, из которой вполне можно бы накормить допотопного бронтозавра или диплодока.

Своим появлением диск обязан нескольким, мягко говоря, сомнительным решениям. Издавна вдоль Кочновского проезда пролегает воздушная линия электропередачи (ЛЭП) Гражданская – Бутырская напряжением 110 киловольт. Её провода и грозотросы подвешены на железобетонных опорах, достаточно тонких для того, чтобы не слишком существенно портить окрестные виды.

Но вообще высоковольтные воздушные линии электропередачи в черте города – явление крайне нежелательное. Коридоры их охранных зон отнимают у города сотни гектаров дефицитных земель, текущий по проводам ток создаёт сильное электромагнитное поле. И уж, конечно, опоры и тяжёлые провода никак не могут служить украшением городских пейзажей.

 К сожалению, обойтись без ЛЭП современный город не может, и потому единственным разумным решением проблем является замена воздушных линий кабелями, укладываемыми в подземные каналы. Именно этой работой должна была заняться московская администрация, если бы она в самом деле заботилась об улучшении облика города. Но вместо этого интенсивно «благоустраиваются» и без того вполне благоустроенные улицы центра Москвы путём замощения их плиткой, сокращения мест для стоянок автомобилей и расстановкой аляповатых фонарей под старину в стиле Луи Мовегу (см. произведения В.Маяковского).

Конечно, прокладка подземного кабеля – дело дорогое, но за сотни миллионов рублей, выброшенных на закупку никому не нужной плитки, можно было бы упрятать в московские недра десятки километров ЛЭП и тем самым по-настоящему (а не по-собянински) повысить благоустройство Москвы.

Но каков поп, таков и приход. Вместо замены старой, выработавшей ресурс ЛЭП подземным кабелем, московские энергетики решили просто соорудить новую воздушную линию. Правда, её трассу слегка изменили, перенеся один участок с южной стороны железной дороги на северную, на границу с Тимирязевским лесопарком.За это энергетиков можно было бы похвалить, если бы не одно обстоятельство. Стоящие вдоль опушки деревья почти дотягиваются своими ветвями до проводов новой линии, а вырубать заповедные зелёные насаждения никто, конечно, не позволит.

Работы по установке опор между границей парка и железной дорогой пошли быстро, но дальше лежала платформа Гражданская, проводить провода над которой было нельзя. Новую линию пришлось повернуть на старую трассу – в Кочновский проезд. И тут в полной мере проявились последствия ещё одного странного решения – использовать для новой ЛЭП вместо лёгких железобетонных новый тип опор. Стальные многогранные опоры быстро вошли в моду с начала текущего столетия. Их в массовом порядке устанавливают вокруг Москвы и в городской черте. При этом ретивые сторонники многогранников упорно не хотят обращать внимания на то, что тяжёлые глухие вышки, похожие на заводские трубы или мачты броненосцев додредноутной эпохи, уродуют городские улицы гораздо сильнее своих предшественников – ажурных стальных или трубчатых железобетонных опор.

Очередной высоченный и толстенный многогранник и вознамерились поставить мудрецы-энергетики в Кочновском проезде. Для тяжеленной опоры заложили соответствующее основание – то самоё «блюдо для бронтозавра». Но тут нашла коса на камень. В Кочновском проезде вырос огромный жилой комплекс «Аэробус», в котором обитает несколько тысяч человек. И им, естественно, не улыбалась перспектива узреть в нескольких метрах от своих окон страховидную вышку, обвешанную изоляторами, проводами и шлейфами. Обращение в суд увенчалось успехом - стройка остановилась. Под окнами «Аэробуса» осталось основание для несостоявшейся опоры, на противоположной стороне железной дороги сиротливо торчат её собратья, с которых свисают провода и шлейфы, по которым так и не потекло электричество…

 На ветер выброшены миллионы, вместо улучшения городской среды, её в очередной раз изуродовали. И всё это – последствия непродуманных решений энергетического руководства, которым наплевать на интересы москвичей.

Подобный уровень мышления свойственен и начальству московского городского транспорта. В этом можно убедиться всё в том же райском уголке. Близ пересечения улиц Академика Ильюшина и Восьмого марта всего двадцать лет назад располагалось трамвайное кольцо, где заканчивали свой бег трамваи маршрута № 27. После того, как двадцать седьмой укоротили (об этой глупости написано много), невзирая на массовые протесты жителей окрестных улиц, бывший круг стал служить конечной остановкой для нескольких автобусных маршрутов. Ощутимых неудобств стоянка автобусов москвичам не причиняла, пока пару-тройку лет назад кого-то из высокопоставленных транспортников не осенила гениальная идея – обнести бывший трамвайный круг высоким стальным забором с двумя воротами. Интерес транспортников был ясен - защитить остававшиеся ночью на стоянке автобусы от демократически настроенных местных элементов. А вот как с интересами остальных москвичей? На них откровенно наплевали.

Новоявленный забор напрочь перегородил подходы к единственному в этих местах переходу через железную дорогу, по которому можно попасть в Тимирязевский парк или к платформе Гражданская. Недобрым слово поминают забор и его авторов москвичи, накручивая лишние сотни метров при обходе стальной автобусной крепости по оставленному для простых смертных узкому коридорчику между забором и стеной соседнего здания.

Но вот, наконец, желающий попасть в парк пешеход выбрался на железную дорогу. Не через ворота, не через калитку, а через дырку, «заботливо» пробитую для него в бетонном заборе. Спрашивается – а за каким лешим понадобилось вообще ставить здесь забор? Чтобы увеличить расчленённость городской среды? Чтобы лишить горожан возможности лишний раз прогуляться в лесопарке?

За дыркой открывается вид на другую такую же дырку – на сей раз в ограде лесопарка. Разделяют дырки стальные пути – и никакого перехода через них. Нет даже простенького деревянного настила! А ведь в лесопарк идут погулять не только молодые физкультурники, но и старушки, и мамы с детскими колясками. Для них преодоление трёх рельсовых колей становится нелёгкой задачей. И если бы железнодорожное руководство хоть чуточку заботилось об интересах москвичей, оно давно устроило бы в этом оживлённом месте переходной настил.

Но вместо этого элементарного решения воспоследовал очередной идиотизм. Железнодорожники «проявили заботу» о безопасности москвичей, пользующихся платформой Гражданская. К ней от вышеупомянутой дырки приходится топать метров сто вдоль стальных путей: летом – по жёсткому щебеночному балласту, зимой – по снежному месиву, под которым скрываются ледяные колдобины.

 Спрашивается, какие шаги предпринял бы руководитель (если он умел думать) для демонстрации демократической заботы о простом люде? Можно с уверенностью считать, что большинство нормальных людей предложило бы проложить асфальтированную дорожку, отгороженную от соседних рельсов лёгкой оградой. Но у железнодорожного начальства свой стиль мышления. Вместо скромной дорожки, за которую сказали бы спасибо тысячи ходящих здесь людей, бравые путейцы затеяли грандиозное сооружение. У ведущих на платформы лестниц устроили нечто вроде загонов для скота.

  «Гениальность» идеи состояла в том, чтобы спустившийся с платформы и попавший в загон человек прошёл бы сначала метров восемь-десять в одну сторону, потом столько же обратно. Тем самым он вроде бы должен посмотреть в обе стороны и убедиться в отсутствии приближающихся поездов. Но многим людям свойственно смотреть под ноги, и им эти загоны ничего не дают. Да и вообще, все нормальные люди ещё с детского сада прекрасно знают, что, выходя на транспортную магистраль, следует сначала посмотреть налево, потом направо.

 Метание по загону подобно обречённой на заклание свинье не только удлиняет путь вечно спешащим москвичам, но и оскорбляет их человеческое достоинство. Жаль, что не слышали «загонщики», как ругалась еле передвигающая ноги старушка, для которой лишние два-три десятка метров, пройденные в загоне, стали почти непосильной нагрузкой. Большинство же сходящих с электричек пассажиров отнеслось к глупой затее с надлежащим презрением, протоптав мимо загонов прямую дорожку по диагонали через пути, наглядно продемонстрировав тем самым весь идиотизм замысла.  

Объяснить поведение организаторов строительства скотских загонов можно двояко. Согласно первому варианту их умственный уровень настолько высок, что на прочих людей они смотрят свысока, считая их не способными усвоить даже элементарные истины. Но вполне возможно, что эти истины недоступны и самим организаторам, которые в силу этого и мысли не допускают, что другие-то люди элементарные правила поведения на железной дороге знают! Какое из двух объяснений отвечает действительности, пусть выясняют соответствующие инстанции.

Но, скорее всего, дело обстояло ещё проще. Потребовалось освоить солидные средства (ведь у РЖД их куры не клюют), а заодно эффектно отрапортовать о своих великих достижениях на поприще обеспечения безопасности пассажиров. Ведь нынче «безопасность» весьма популярна, на ней делают огромные деньги.

И потому загонами великие свершения в области безопасности не ограничились. В дополнение к ним у входов на платформы развесили звонки, предупреждающие об опасности. Но звенеть они начинают за минуту до реального прохода поезда, и потому нормальные люди на них попросту чихают. Не стоять же в самом деле целую минуту, ожидая, пока мимо тебя не промчится едва показавшийся на горизонте поезд?

На эти грандиозные и абсолютно бесполезные затеи выброшены десятки тысяч рублей, которых бы с лихвой хватило бы и на асфальтовую дорожку от дырки до платформы, и на лёгкий настил между двумя противолежащими дырками. А звуковую сигнализацию следовало бы устроить как раз у этого настила. Возможно, она была бы полезна немощным бабушкам, у которых осталась в жизни одна радость – с трудом переползти через высокие рельсо-шпальные решётки, чтобы часок-другой побродить по тихому лесу…

Было бы очень хорошо, если бы соответствующие должностные лиц обратили благосклонное внимание на настоящую заметку и приложили некоторые усилия для устранения перечисленных глупостей. К сожалению, анализ современных достижений в деле "благоустройства" Москвы заставляет опасаться обратного эффекта - установки новых заборов, ликвидации дырок (конечно, в целях "безопасности"), сооружения новых загонов. Уважаемые товарищи начальники! Москвичам не нужны заборы и загоны - им нужны свобода передвижения и аккуратный (но не "благоустроенный") вид из окна, причём не только в центре!

 

Счетчик посетителей по странам