Рецензия на книгу

Казусь И.А. Советская архитектура 1920-х годов: организация проектирования.

–М.: Прогресс-Традиция, 2009.

Несомненно, эта работа является лучшей книгой о строительстве Москвы, вышедшей  за последнее двадцать лет. Судя по названию, она не имеет прямого отношения к Москве, однако на самом деле не менее трех четвертей ее содержания посвящено московским архитекторам и московским архитектурно-строительным организациям. Архитектуре и строительству остального Советского Союза отведено самое незначительное место. Поскольку для любой научной работы соответствие названия содержанию является непременным требованием,  структура книги И.А. Казуся  должна быть отмечена как  важный недостаток. Однако для тех, кого интересует прежде всего Москва, это стало неожиданным и ценным подарком.

Но главная ценность книги И.А. Казуся даже не в этом, а в том, что в ней рассматриваются процессы реального проектирования  массовой застройки советских городов. Ведь практически во всех предыдущих публикациях  по истории советской архитектуры разбирались  споры между различными архитектурными и околоархитектурными  группировками, цитировались труды архитекторов-теоретиков, изучались (и иногда и просто выдумывались) причины смены  творческой направленности архитектуры в целом и отдельных зодчих, подробно разбирались одни и те же знаменитые творения маститых классиков. О том, кто и как проектировал огромное количество строившихся по всей стране жилых домов, заводов, институтов, школ упоминалось глухо и, как правило, не точно.

Пожалуй, первой работой в этой области стала книга «Первые годы строительства в СССР", вышедшая в 1967 году, однако она представляла собой сборник воспоминаний отдельных лиц. Поэтому работа И.А. Казуся  может считаться первым систематическим исследованием по реальному массовому архитектурному проектированию первых лет Советской власти.

Огромный объем обработанного автором материала подчеркивается справочным разделом, занимающим большую часть книги. В него вошли обширнейшая, практически исчерпывающая библиография по проблеме, ряд архивных документов, отдельные статьи в периодических изданиях того времени, ставшие сейчас мало доступными.   Выделяется именной указатель, в который вошли сведения о сотнях архитекторов, инженеров, ряд из которых   упоминается в печати вообще впервые. К сожалению, сведения эти частенько являются минимальными, для ряда лиц не приводятся даже имя и отчество, хотя иногда установить их можно было без особого труда.

Конечно, есть у книги и другие недостатки. Бросается в глаза различие объемов сведений, приводимых о разных строительных организациях. Поскольку автор использовал, естественно, материалы московской периодики и московских архивов, московские организации  не только представлены в большем  количестве, но и более полно описаны. При этом сами описания носят отрывочный, не систематизированный характер и зачастую состоят из содержания одного случайного архивного документа или единственного рекламного объявления из справочника «Вся Москва». Среди вошедших в список предприятий попадаются и такие, которые реально не занимались ни строительством, ни проектированием, а в период НЭПа служили лишь для отмывания денег или в качестве посредников. 

Иногда автор приводит сомнительные сведения (честно оговариваясь при этом, что ему это кто-то сообщил), не всегда оказывающиеся верными. Так, ни А.А. Андриевский, ни И.П.Машков никогда не занимали должность губернского инженера, поскольку за все время существовования Управления губернского инженера Моссовета и Мосгубисполкома (24 ноября 1923 – 1 октября 1928) его возглавлял П.А.Маматов. Можно лишь допустить, что они временно исполняли его обязанности. Московское училище живописи, ваяния и зодчества с 1912 года присваивало выпускникам звание архитектора, поэтому Б.Н.Блохин, окончивший МУЖВЗ в 1917 г. не именовался архитектором-художником.  

Довольно пошло для исследования такого уровня выглядят назойливые упоминания в именном указателе «репрессирован и расстрелян». К сожалению, автор не смог противостоять дурной моде, хотя сведения такого рода не отвечают тематике работы и представляют мало интереса. Гораздо больше пользы принесли бы, скажем, краткие характеристики профессиональной деятельности архитекторов и инженеров. Но уж если автор всерьез заинтересовался именно причинами смертей, то для поддержания высокого уровня своей работы следовало указывать их для всех лиц, вошедших в именной указатель. Например, «попал под грузовик и умер в больнице », «утонул и умер в воде». Логичным казалось бы и указание причин ареста и осуждения – «за взятки», «за допущенные ошибки в проекте», «за развал строительства» и т.п. Кроме того, следовало дать строгое определение  самому понятию «репрессирован». Является ли «репрессией» привод в милицию за мелкое хулиганство или штраф за выход из трамвая с задней площадки?

Но, в сущности, все это не так уж серьезно. И в заключение повторю то, с чего начал – книга отличная и полезная. Честь и хвала автору!