Иван   Великий и все остальные

   А.В. Рогачев

                Опубликовано: Квартира, дача, офис, 2002, N 157


Колокольня церкви Трифона в Напрудной

 

      Всего лет двести назад, когда не существовало никаких средств массовой информации, кроме газет, доступных лишь немногим избранным,  все важные события в жизни города москвичам возвещал звон с сотен московских колоколен – то тревожный, всполошный, то радостный, праздничный.

     За последние десятилетия в свет вышли десятки книг о московских культовых сооружениях. Казалось бы, при таком изобилии все вопросы насчет колоколен должны быть решены и все темные места освещены. Ан нет!

     При внимательном рассмотрении выясняется, что все горе-авторы трудов о "сорока сороков" только и делали, что исправно переписывали сведения из двух-трех ортодоксально церковных источников вековой давности. В силу этого их писания пестрят малозначимыми подробностями и неправдоподобными легендами, однако объективную информацию об особенностях конкретного здания получить оказывается невозможным. В полной мере относится это и к колокольням. Да что там говорить, если статье о колокольнях не нашлось места даже на страницах печально известной энциклопедии "Москва" 1997 года!  Посему ответы даже на самые простые вопросы из истории московских колоколен требуют проведения некоторых изысканий.  Итак, вопрос первый...

 

      Самая первая

 

     Где и когда появились первые колокольни на Руси, не знает никто. Летописи не упоминают ни о каких специальных сооружениях для звона ни в Киеве, ни во Владимиро-Суздальской земле. Лишь к XV веку относится упоминание о чем-то подобном в Новгороде Великом, но, вероятнее всего, говорится в нем не о привычных нам башенноподобных сооружениях, а о звонницах - высоких и широких стенках, прорезанных арками, в которых и развешивались колокола. Наиболее известное из сооружений этого рода - знаменитая звонница Ростовского Кремля.

     Примерно в то же время в Троице-Сергиевой лавре под Москвой выстроили небольшую Духовскую церковь "иже под колоколы" (дошедшую до наших дней). В барабане под главой были устроены проемы, в которых висели небольшие колокола. Но задолго до этого храм "иже под колоколы" появился в московском Кремле. Он носил имя Иоанна Лествичника и стоял на месте нынешней колокольни Ивана Великого. Вот только как он выглядел, мы не знаем – скорее всего, походил на Духовскую церковь.

     К началу XVI века Иоанновская церковь обветшала, пришлось ее сломать, а на освободившемся месте зодчий Бон Фрязин в 1505-1507 возвел двухъярусную башню - вероятно, первую на Руси столпообразную колокольню. Прошло около ста лет, и в царствование Бориса Годунова столп вырос еще на один ярус, превратившись в знаменитую колокольню Ивана Великого. И лишь после этого одна за другой стали расти по Москве, да и по всей Руси высокие башни колоколен. Итак, старейшая колокольня Москвы и, по-видимому, всей России - знаменитый Иван Великий. А вот является ли он и высочайшим сооружением такого рода? Это и есть второй вопрос...

 

      Самая  высокая

 

     На первый взгляд, ответ на этот вопрос однозначен. Сегодня Иван Великий - самая высокая колокольня Москвы (его высота с крестом - 81 м!). Но только сегодня. Дело в том, что нынешнее лидерство Ивана Великого обеспечено исключительно удачным для кремлевской колокольни стечением обстоятельств. И сто, и двести лет назад священный столп занимал лишь второе место в ряду московских великанов.

     В XIX - начале ХХ века первой числилась огромная колокольня Симонова монастыря, превзошедшая отметку 90 метров! Эту гигантскую башню выстроил в 1830-х годах любимый архитектор Николая I К.А.Тон. Как и все, что создавал сей в меру бездарный зодчий, симоновская колокольня выглядела тяжелой, мрачной и угрюмой. Это несколько смягчает горечь от ее сноса, последовавшего в 1930 году при расчистке площадки для Дворца культуры ЗИЛа.

     А еще ранее, в начале XVIII века, в Москве завелся еще один удачливый конкурент кремлевской колокольни. Честолюбивым замыслом превзойти ее задался любимец Петра I, "полудержавный властелин" А.Д.Меншиков, соорудивший на своем дворе близ Мясницких ворот башенноподобную церковь Архангела Гавриила, открытые верхние ярусы которой предназначались для колоколов. Вопреки русским традициям новый храм венчался не куполом, а длиннющим шпилем, который и обеспечил решение поставленной задачи - храм-колокольня оказался на целых 3 метра выше Ивана Великого (некоторые исследователи указывают даже 14 метров, но это явный перебор).

      Высочайшей  московской  колокольней Меншикова башня именовалась недолго.  Уже в 1727 году ее поразила  молния, высокий деревянный шпиль сгорел.  Целых 50 лет церковь оставалась в  полуразрушенном состоянии,  а  когда  ее,  наконец, восстановили, то уже без вызывающего шпиля, отчего общая высота  сократилась примерно до 60-65 метров.

     Во всех  же  остальных случаях московские гражданские  и духовные власти тщательно следили за тем, чтобы никакая  другая башня не затмила собой Ивановский столп. К возможным  нарушителям запрета меры применялись строжайшие  -  вплоть  до вычеркивания на проектных чертежах верхних ярусов.

     Именно об этом повествуют предания о строительстве колоколен Андронникова и Новоспасского монастырей. И в том, и в другом случае архитекторы (соответственно Р. Казаков и И. Жеребцов) запроектировали свои творения гораздо более высокими и стройными, но... Завершения их срезали при утверждении чертежей, и все по той же причине - чтобы не выше Ивана Великого! Правда, в истинности преданий можно и усомниться - скорее всего, свою роль сыграли экономические соображения. Уж больно дорого обошлись бы высоченные громады.

     Колокольне Андронникова монастыря не повезло – ее снесли в тридцатые годы. А огромный столп в Новоспасском  (72 м) удерживает третье по высоте место в Москве, разделяя его с колокольней Новодевичьего монастыря.

     Второе же, похоже, занимает уникальное сооружение начала ХХ века - храм-колокольня старообрядческого Рогожского кладбища. В середине XIX столетия пресловутый митрополит Филарет, пылавший неукротимой злобой по отношению к "раскольникам", добился от властей запрета на совершение богослужений в храмах Рогожской общины. Около полувека алтари храмов простояли запечатанными, и лишь события первой русской революции 1905 года заставили царя издать несколько указов о веротерпимости. Память о торжественном распечатывании алтарей рогожские старообрядцы решили увековечить грандиозным храмом. Деньги собрали быстро - благо в числе рогожцев состояли богатейшие московские купцы. По объявленному конкурсу второе место занял архитектор Ф.Ф. Горностаев, которому и поручили в итоге строительство. Мощный объем храма представляет собой нечто среднее между столпообразной колокольней и древней звонницей. О высоте его точных сведений нет,  однако предание гласит, что  могущественным членам Рогожской общины удалось добиться того,  чтобы их колокольня была ниже  Ивана  Великого всего на один метр!

     Вот так и получилось, что несмотря на многочисленные покушения древнейшая колокольня Москвы ныне остается и самой высокой в Москве. Но, удерживая лидерство в городе, Иван Великий оказался не в состоянии оспаривать первенство области. Тут вне всякой конкуренции сказочно легкая и изящная колокольня Троице-Сергиевой лавры - вместе с крестом высота ее составляет 88 метров - на 7 метров выше священного Ивана! Ее же можно признать и "красавицей номер один" в Подмосковье. А как обстоит дело с красотой в Москве? Это третий вопрос исследования...

 

     Красавцы и уроды

 

     В отличие от высоты красота архитектурного творения объективным оценкам не поддается - кому нравится, а кому-то нет. И все же среди московских колоколен можно выделить несколько, облик которых не может оставить равнодушным ни одного наблюдателя.

     Начать следует с того же Ивана Великого, своей суровой и могучей стройностью напоминающий древнерусского воина, вставшего на страже крепости. В XVII веке формы великолепного сооружения попытались воспроизвести в колокольне Новодевичьего монастыря, но в связи с изменившимися вкусами сделали ее более стройной и украсили обильным декором, отчего монастырская башня стала напоминать уже не богатыря, а его супругу в нарядном старомосковском платье.

     Та же тенденция к повышению стройности, нарядности, "женственности" колоколен продолжала господствовать и в дальнейшем. Так, с красой-девицей можно сравнить легкую колокольню храма Воскресения в Кадашах. Чисто классическим изяществом выделяется из ряда своих грузных ровесников колокольня Всех Скорбящих Радости на Большой Ордынке. Строил ее В.И.Баженов, и глядя на это его произведение, начинаешь понимать, почему искусствоведы безоговорочно присваивают ему звание лучшего русского архитектора эпохи раннего классицизма.

     И вновь - богатырская мощь и строгость - на этот раз в колокольне храма Мартина Исповедника близ Таганки, торжественным строем своем колоннад напоминающей о славных свершениях античности.

     Нужно упомянуть и самых ужасных представителей колоколенного семейства. Тут пальма первенства, без сомнения, принадлежит творениям  зодчих конца XIX века, строивших в так называемом "русском" стиле. Особо отличился П.П.Зыков (старший), в понимании которого "русский"или "итальянский"характер постройки определялся полным нарушением ее пропорций, а также залепленностью массивными и обильными украшениями. В результате три зыковские колокольни - при храмах Трифона в Напрудной, Спаса на Большой Спасской и Ильи Пророка на Воронцовом поле выглядели сооружениями скорее не русского или итальянского, а какого-то неведомого лаосско-зулусского стиля. Все три ныне сломаны, и трудно сказать, печалиться ли этому или радоваться...

       

Творения П.П. Зыкова-первого: колокольни церквей Спаса на Спасской и Ильи на Воронцовом поле

 

     А тем, кто желает все-таки полюбоваться типичной колокольней "русского" стиля в исполнении А.А.Латкова (одного из эпигонов Зыкова), рекомендуем отправиться на Кронштадский бульвар, где красуется высокая краснокирпичная колокольня бывшего Головинского монастыря. Единственное ее достоинство - то, что пока еще не падает. Ибо есть в Москве и падающие башни - почти как в Пизе. Итак, вопрос четвертый...

 

     Падающие башни

 

     Как и во всех сферах человеческой деятельности, посредственностей среди зодчих гораздо больше, чем талантов.  Следствием этого стало появление в Москве приличного числа падающих колоколен, имеющих значительное отклонение от вертикали. Правда, перещеголять пизанских строителей в бездарности все же не удалось - московские колокольни "падают" очень аккуратно, и их наклон измеряется не метрами, как в Пизе, а десятками сантиметров.

     Больше всех склонились набок две колокольни: нарядная,  разноцветная звонница храма Николы в Хамовниках и скучноватая, суховатая в своих формах колокольня церкви Всех Святых, что у станции метро "Сокол". Наклон хорошо заметен с определенных направлений, и если удачно выбрать точку съемки, можно получить леденящие душу фотоснимки, при виде которых возникает вопрос - а как, собственно говоря, эти башни еще стоят?

     Настоящим заповедником наклонных колоколен стала улица, до недавнего времени носившая имя Разина, а ныне переименованная в Варварку. Так и хочется поставить ударение на первом слоге - уж больно варварскими выглядят результаты строительных работ в этом древнем уголке Москвы.

     Прежде всего, Покровский собор (храм Василия Блаженного), стоящий у самого начала улицы... Не спешите пугаться - шедевру древнерусских мастеров, одному из архитектурных символов Москвы пока ничего не грозит – все составляющие его церкви стоят прямо. Но вот прилепленная к храму с тыла шатровая колоколенка... Мало того, что своими простыми, традиционными формами и приземистостью противоречит торжественности ансамбля вертикалей храма, так еще и накренилась, безобразница! Все впечатление портит!

     Двигаемся по улице дальше и обретаем еще одну валящуюся колокольню - на этот раз при храме Максима Блаженного.  Правда, падение ей не грозит. Примитивно ампирное строение настолько кургузо, что, кажется, не свалится, даже если наклонить его под углом градусов в 30.

     Наконец, там, где Варварка выливается в Варварскую площадь (думается, уже есть весомые основания поставить ударение на первом слоге), стоит церковь Всех Святых на Кулишках, про которую можно услышать, что поставлена она-де в честь воинов, павших на Куликовом поле. На самом деле существующий храм относится к XVII веку и ничем особым не примечателен - разве что очередной наклонной колокольней.

Счетчик посетителей по странам