Кунцево - сквозь века и версты

                                         А.В. Рогачев

                  Опубликовано: Элитная недвижимость, 2002, N 4

 

     Местность на западе Москвы, известная под названием Кунцево, издавна пользуется доброй славой. Жизнь здесь приятна и полезна. Подкрепить сей тезис призваны нижеследующие заметки.

 

           Раз Кунцово, два Кунцово, три...

 

     Прежде всего следует уточнить, о чем, собственно, идет речь. Ибо объектов с названием "Кунцево" на плане Москвы видимо-невидимо. Само слово "Кунцево" или, как писали в старину, "Кунцово", появилось давным-давно, аж в начале XVII века. Так именовалась стоявшая на крутом берегу Москвы-реки солидная боярская усадьба и расположенное при ней село. Все было просто и понятно.

     В 1870 году к югу от усадьбы пролегла трасса Брестской железной дороги. Станцию на 11-м километре назвали "Кунцево", хотя от нее до одноименной усадьбы было далековато - километра полтора. Просто никаких других достойных увековечения объектов в округе не нашлось.

     Расположенная в очаровательном месте неподалеку от Москвы станция оказалась идеальным местом для нарождающегося племени дачников, и у станции быстро возник дачный поселок, который, конечно же, получил имя "Кунцево". Рос он в основном в юго-западном направлении, уходя все дальше и дальше от первоначального "Кунцова".

     В 1926 году один из самых больших в Подмосковье поселков получил статус города, новые территории к которому прирезали вновь с южной и западной сторон. В противовес этому открытая в 1965 году станция метро "Кунцевская" попыталась вернуть уползавшее название поближе к исходному пункту - к старой усадьбе. Казалось, что возникшую разноголосицу способен примирить образованный в 1968 году Кунцевский район, вобравший в себя все известные к тому времени "Кунцевы" - и усадьбу, и станции, и город.

     Но недавняя реформа административного деления все снова запутала: усадьба оказалась на территории района "Филевский парк", усадебный храм и железнодорожная станция - в районе "Фили-Давыдково", большая часть бывшего города - в районе "Можайский". Что же касается вновь созданного района "Кунцево", то он "уехал" далеко на северо-запад, прихватив лишь крошечный уголок бывшего дачного поселка. Вот так всего за 150 лет название маленького села расползлось по округе на добрый десяток километров. Чудны дела твои, господи!

 

     ... Кунцово на холме возвышенном

     Задумчиво пленяет красотой.

 

     Красоту природных ландшафтов составляют обычно три основных компонента: рельеф, гидрография, растительность. Все это в Кунцеве было в полном порядке. Параллельно Москве-реке протекал ее маленький приток - Филька или Хвилька. А между реками длинным и узким хребтом вытянулся возвышенный водораздел. Вот на этом-то хребте и обосновалось изначальное "Кунцово". Вид сверху открывался прелестный. Внизу под крутым обрывом, извилистой лентой разлеглась Москва-река. За ней - далеко видный низменный левый берег - Мневники, Хорошево, Серебряный бор.      А вокруг - лес, да еще какой! Еще совсем недавно, лет сто назад здесь рос многовековой дуб, о котором не забывали упомянуть все путеводители. Жаль, что лет шестьдесят назад он сгорел от удара молнии. Но сам лес дожил до наших дней, став прекрасным местом для прогулок и отдыха жителей близлежащих кварталов. Вдобавок крутой обрыв к Москве-реке  мог служить наглядным пособием для начинающих геологов – на его срезе четко прослеживались ярусы, соответствующие различным геологическим периодам.

     Настроение кунцевским обитателям слегка портили лишь глинистые почвы, считавшиеся не слишком здоровыми для полноценного дачного отдыха.      Сейчас этот мелкий недостаток практически незаметен и с лихвой компенсируется хорошо развитой транспортной сетью. С центральной частью Москвы Кунцево связывается железной дорогой. Вокзал на станции "Кунцево", выстроенный в начале ХХ века архитектором И.И.Струковым (он же спроектировал и Белорусский вокзал), привлекает внимание интересным готическим оформлением. В низине, над заключенной в трубу Филькой проложили открытую Филевскую линию метрополитена. А для любителей более экзотических поездок прямо под бывшей усадьбой выстроили речной причал. Речной трамвайчик осуществлял регулярную связь Кунцева с площадью Киевского вокзала.

 

     О, прекрасное Проклятое место!

 

     К кунцевским красотам не остались равнодушными даже наши самые отдаленные предки. На западной окраине Кунцевского парка, между двумя впадающими в Москву-реку оврагами  (один из них носит примечательное название - Кунцевские заразы) расположен высокий, выдающийся к реке мыс. Его-то и облюбовали первые из известных нам кунцевцев. Археологические раскопки обнаружили остатки поселения,  относящегося еще к VI-V векам до нашей эры! Причем без заметных перерывов оно просуществовало на протяжении всего раннежелезного века - до VIII-IX веков нашей эры. Небольшой сначала поселок патриархального рода превратился в настоящий первобытный городок - с домами, мастерскими, загонами для скота. Видно, крепко полюбились кунцевские места нашим прародителям, если так крепко держались они за высокий мыс над Москвой-рекой.

     Но позже остатки древнего городища стали настоящим пугалом для более поздних обитателей этих мест. Темные крестьяне с большой неприязнью относились ко всяким следам обитания древнего человека, считая грубо отесанные каменные топоры и наконечники стрел делом рук дьявола. Мыс, где чаще всего встречались эти находки, прослыл "Проклятым местом". Дабы нейтрализовать козни врага рода человеческого, в центре  древнего городища воздвигли даже деревянную церковку, но простояла она недолго, и даже следов от нее не осталось.

 

     Мстиславские и Милославские

 

     Зато совсем неплохо сохранилась солидная усадьба, которая на протяжении четырех веков своего существования принадлежала боярским родам Мстиславских и Милославских, патриарху Иоакиму. Дольше всех - на протяжении полутора веков имением владели Нарышкины.

     В это время (конец XVIII века) и был сооружен доживший до наших дней двухэтажный деревянный усадебный дом с двумя флигелями по сторонам. Шедевром архитектуры назвать его тяжело, тем не менее украшенный тяжелыми пилястрами и увенчанный легким бельведером дом представляет некоторый интерес.

     Парадный фасад обращен к Московской дороге (нынешней Большой Филевской улице). Перед ним, в центре круглой клумбы, некогда стоял мраморный столб-колонна, на пьедестале которого было написано: "Столб первый сибирский, мраморный, привезенный из Санкт-Петербурга в 1769 году, поставлен в селе Кунцеве в 1841 году". На другой стороне - текст, объясняющий прибытие колонны в Кунцево: "Пожаловано ее Императорским Величеством Екатериною II в 1769 году г-ну обер-шталмейстеру Льву Александровичу Нарышкину".

     Екатерина посещала Кунцево в 1763 году и, возможно, именно в память этого визита одарила своего приятеля Левушку Нарышкина мраморной колонной  (своеобразный, однако, подарок!). Но остается вполне закономерный вопрос – где пролежал бедный столб до 1841 года?

     Помимо Екатерины усадьба Кунцево гордилось и визитом еще одной коронованной особы - аж прусского короля. Об этом напоминал еще один памятник - гранитный, увенчанный одноглавым орлом, с надписью: "1818 года июля 4 дня король Прусский Фридрих Вильгельм III, узрев из Кунцова Москву, благодарил ее за спасение своего государства"  (имеется в виду кампания русской армии 1813-1814 годов, результатом которой стало освобождение Европы от наполеоновского ига).

     От паркового фасада дома вниз, к берегу Москвы-реки вел нарядный спуск, украшенный мраморными копиями античных статуй Юпитера и Юноны. В конце спуска стояла большая скульптурная группа "Похищение Прозерпины Плутоном" работы итальянца Паоло Фрискорни. К сожалению, сегодня здесь – ни спуска, ни статуй.

     Через улицу от дома стоит усадебная церковь Знамения Богородицы. Считается, что выстроена еще в 1744 году, но с тех пор многократно перестраивалась. В последний раз в 1911 году ею занимался академик архитектуры С.У.Соловьев, оставивший от древнего сооружения буквально рожки да ножки и превративший благопристойную российскую церковь в удивительно безвкусное подобие раннесредневекового романского храма. Экстравагантную перестройку финансировали очередные владельцы усадьбы - купцы Солдатенковы.

 

     Из городской квартиры на дачу их везли...

 

     Одним из первых кунцевских дачников стал историк Н.М.Карамзин, устроившийся в усадьбе во время отсутствия ее хозяев. Отдыхал здесь и поэт И.И.Козлов - именно ему принадлежат стихотворные строки насчет задумчивой красоты, вынесенные в заголовок второго раздела.

     А дальше пошло - актеры П.С.Мочалов, М.С.Щепкин, С.В.Шумский, поэт А.Н.Плещеев, писатель А.Ф.Писемский, художник В.Е.Маковский. В гости к Шумскому приезжал И.С.Тургенев. Кунцевские впечатления не прошли для писателя даром. Самым известным произведением о Кунцеве стал роман "Накануне", действие которого разворачивается в здешних местах.

     Помимо уже названных кунцевских дачников стоит упомянуть композитора А.П.Бородина, основателя знаменитой картинной галереи П.М.Третьякова, художника В.Г.Перова. В начале ХХ века здесь вытроил свою дачу знаменитый архитектор Ф.О.Шехтель. Лето 1913 года в Кунцеве провел В.В.Маяковский.      В начале ХХ века поселок разросся до колоссальных размеров - в 1930 году в Кунцеве насчитывалось около полутора тысяч домов дачного типа. Приятным дополнением служили театральный зал, кинотеатр, библиотека, книжный магазин, почта, телеграф, телефон.

     Самый знаменитый дачник Кунцева поселился здесь в тридцатые годы прошлого ХХ столетия. Впрочем, это не совсем верно - хотя ближняя дача Сталина и называлась Кунцевской, располагалась она (как это и положено для дачи) вне городской черты, на противоположном от Кунцева берегу Сетуни.

     С образцом дачи начала прошлого столетия можно познакомиться в проезде Загорского, 23. Своей сохранностью она обязана невольному участию в политической жизни страны.

После Великого Октября ее занял Кунцевский волостной исполнительный комитет. Сюда несколько раз приезжал и выступал перед собравшимися В.И.Ленин. Между прочим, этот факт свидетельствует о значении, которое председатель СНК придавал кунцевскому пролетариату.

 

     Кожи, иголки и патроны

 

     Ибо в начале ХХ века близ Кунцева уже работало немало фабрик и заводов. Располагались они по большей части к юго-западу от поселка, на берегах Сетуни. В 1887 году у тихой речки появилась фабрика ремней, брезента, клеенок и непромокаемых тканей товарищества "Реддавей и К" (сегодня именующаяся фабрикой искусственных кож имени Ногина). По соседству открылся кожевенный завод, которому требовалась вода, много воды. Из обосновавшейся тут же металлической мастерской в советское время вырос Кунцевский игольно-платинный завод имени КИМ - уникальное предприятие, снабжавшее весь Союз иголками и мелкими деталями для текстильной промышленности.   Именно эти фабрики и заводы перечисляются в справочниках и путеводителях по Кунцеву. Но решающую роль в превращении дачного поселка в город сыграло совсем другое предприятие, говорить о котором было не принято. В 1911 году Бельгийское акционерное общество русских патронных заводов выстроило близ Кунцева пистонный завод, быстро разросшийся во время первой мировой войны, а в годы первых пятилеток превратившийся в большой завод. Ныне он именуется Московским радиотехническим и занимает огромную территорию в южной части Кунцева, в излучине Сетуни - километром выше по течению бывшей сталинской дачи.

 

     Жить хорошо...

 

     К счастью, все перечисленные предприятия размещены с умом. Они образуют плотные промышленные комплексы, отодвинутые подальше от прекрасных берегов Москвы-реки, оставленных под жилую застройку. Особой популярностью пользуется возвышенный водораздел между Москвой и загнанной в трубу Филькой. После того, как в 1960 году Кунцево вошло в границы Москвы, здесь, в районе станции метро "Кунцевская" начали строить дома высокого по тем временам класса - одноподъездные кирпичные "башни", заказчиками которых выступали самые солидные ведомства и предприятия. Бывший дачный поселок Кунцево сохранил свой высокий престиж, но уже в новом качестве - городского района.

Счетчик посетителей по странам