Чудовищные творения архитектора  Латкова

А.В. Рогачев

Опубликовано: Хотьковский вестник, N 32, 4.9.1992.

Покровский монастырь в небольшом городке Хотьково, что в шестидесяти километрах к северу от Москвы, старше всех знаменитых подмосковных и большинства Московских монастырей. Но, несмотря на свою древность, хотьковская обитель всегда оставалась малоизвестной и небогатой. Не было там великолепных храмов и могучих крепостных стен. Дошедшие до нашего времени архитектурные памятники монастыря сооружены за последние два века. Лишь в редких справочниках и путеводителях по Подмосковью упоминаются здания въездных ворот рубежа XVIII-XIX веков и небольшой Покровский собор - образец провинциальной архитектуры начала прошлого столетия.

Но внимание всех посетителей монастыря в первую очередь привлекают не эти скромные постройки, а вздымающаяся над всем архитектурным комплексом красно-кирпичная громада нового собора в "византийском" стиле. Ввиду явной сомнительности художественных достоинств этого здания, возведенного в начале нашего столетия, о нем практически не пишут, как - не пишут и о его авторе - архитекторе Александре Афанасьевиче Латкове. А между тем этот зодчий, хотя и не относящийся к числу корифеев русской архитектуры много работал в Москве и Подмосковье. Его творения продолжают служить людям до наших дней, и историческая справедливость требует хотя бы краткого рассказа об их создателе.

Родился Александр Афанасьевич в 1863 году, специальное образование получил в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. За учебный проект классической гимназии был удостоен Большой серебряной медали, что давало право на получение звания классного художника архитектуры. Последнее десятилетие XIX века стало временем наивысшей творческой активности Александра Афанасьевича. Особенно плодотворна его деятельность на посту архитектора Троице-Сергиевой лавры. За короткий срок ансамбль монастыря почти со всех сторон окружается новыми капитальными постройками. Вдоль западной стены вытягивается длинное здание больницы и богадельни с домовой церковью; с юга вырос странноприимный дом; с востока - торговые ряды.

Все постройки зодчего удивительно схожи между собой. В основе своей это простые двухэтажные "коробки". Единственным украшением их краснокирпичных стен является мелкая фигурная кладка в "русском вкусе", рассмотреть которую можно лишь с самого близкого расстояния. Робкими попытками обогатить силуэты зданий выглядели небольшие главки и звонниц больничной церкви или не существующие сейчас шатры над торговыми рядами. Не удивительно, что эти творения Латкова, закрывшие или сильно исказившие лучшие виды на Лавру, уже многие десятилетия вызывают раздражение реставраторов и ценителей старины. Поднимался вопрос и об их сносе. Но, помимо значительной материальной, эти здания обладают и определенной исторической ценностью в качестве характерных, пусть и не самых лучших памятников своего времени. В конце концов, снести здание для раскрытия особенно красивого вида никогда не поздно, но вот восстановить его практически невозможно. К счастью, сегодня мысль о сносе латковских построек практически отпала, и нужно надеяться, что им суждена долгая жизнь.

Много работал Александр Афанасьевич и в более далеких окрестностях Лавры. В том же Хотькове, помимо уже упоминавшегося грандиозного собора, по проекту зодчего возвели двухэтажные здания просфорной, келий, монастырской гостиницы. Два небольших странноприимных дома, внешний вид которых явно выдает руку Латкова, сохранились близ Черниговского скита и у южной окраины деревни Рязанцы на Ярославской шоссе.  Из числа московских работ зодчего стоит отметить часовню на Тулинской улице и перестройку здания Троицкого подворья, бывшей резиденции Московского митрополита.  

 Главным же пристрастием Латкова были церковные колокольни, которых он построил не менее десятка. Все они имеют много общих черт. Сооруженные из красного кирпича, латковские колокольни выглядят мрачными и тяжелыми, несмотря на свою большую высоту. Характерна сохранившаяся колокольня Черниговского пещерного скита. Многоярусная, увенчанная традиционным русским шатром, она производит странное впечатление. Взлет ее ярусов кажется изломанным, искусственно замедленным, а шатер непропорционально малым. Отсюда и впечатление грузности очень высокого сооружения. Как ни странно, зодчему показалось этого мало, и он увеличил массивность колокольни, приставив к ней два боковых объема, еще более "приземливших" центральный столп. Очень близкие по объемам и формам колокольни работы Латкова сохранились в бывшем Головинском монастыре в Москве и в подмосковном Чашникове. От похожей колокольни Зосимовой пустыни остались только одни нижние ярусы.

 Интересно сопоставление сооружений Латкова с древнерусскими постройками, формы и декоративные детали которых зодчий широко использовал в своей работе. Но собственная интерпретация этих мотивов привела к поразительным результатам. Все работы зодчего оставляют впечатление мрачности и грандиозности, в корне чуждое русскому зодчеству. Древнерусские постройки очаровывают наблюдателя, творения Латкова - ошеломляют и подавляют. В силу своей необычности и огромности они как нельзя более заслуживают эпитета "чудовищных" (конечно, без негативного смысла, вкладываемого часто в это понятие).

Характерно, что, будучи архитектором Троице-Сергиевой лавры и руководя ремонтом существующих и сооружением новых зданий этого бесценного ансамбля древнерусского зодчества, Латков не состоял действительным членом Московского археологического общества, объединявшего в те годы всех виднейших реставраторов и лиц, изучавших историю архитектуры. Лишь в 1914 годы он был избран, и только членом-корреспондентом общества.

Вероятно, с этим же связана и еще одна особенность его биографии. Несмотря на то, что многие годы он был членом Московского архитектурного общества и даже избирался его секретарем, ни одна из его работ не была опубликована в выходивших под эгидой общества изданиях. Видимо, в глазах большинства коллег-архитекторов, многие из которых являлись выдающимися знатоками и ценителями древнерусской архитектуры, "русские" творения Александра Афанасьевича выглядели грубыми поделками.

С конца XIX века зодчего начинают преследовать неудачи. Кульминацией его творческой деятельности стало проектирование собора Александра Невского. Это гигантское сооружение, сравнимое по своим масштабам с храмом Христа Спасителя, собирались возвести на Миусской площади в Москве в память об освобождении крестьян. Сбор средств на строительство начался еще в 1860 годах, но шел плохо. К концу XIX века было собрано около 70 тысяч рублей (примерно, одна десятая часть требуемых денег), а остальные средства предоставила казна.
Два крупнейших московских храма были сходны не только размерами и источниками финансирования, но и своей историей. Как известно, первоначальный проект храма Христа Спасителя, составленный архитектором Витбергом, был отвергнут, что стало жизненной трагедией зодчего. Спустя три четверти века в роли проектировщика-неудачника пришлось выступить А. А. Латкову. Он разработал проект грандиозного, круглого в плане, с кольцевой галереей, храма.
Описание: 'РУССКИЕ' ТВОРЕНИЯ АРХИТЕКТОРА АЛЕКСАНДРА ЛАТКОВАПроект был одобрен Московской духовной консисторией, а затем утвержден строительным отделением Московского губернского правления. Но неожиданно встретил сопротивление высшей церковной инстанции - Священного Синода. Там отметили, что в стремлении сориентировать храм в полном соответствии с церковными канонами алтарями точно на восток, Латков поставил здание так, что его главная ось пролегла под острым углом к границам площади, что, конечно, должно было невыгодно сказаться на ее складывающемся в те годы архитектурном ансамбле. В качестве второго изъяна была отмечена разница в уровнях пола самого храма и окружающей галереи.

 Оба недостатка проекта являлись вполне устранимыми. Круглый в плане храм можно было легко развернуть, да и выравнивание полов не представляло никаких конструктивных трудностей. Но тем не менее проект был отвергнут. Возможно, сказалось нежелание петербургских церковных властей отдавать престижный заказ малоизвестному московскому архитектору. Принятый к осуществлению проект собора был составлен академиком А. Н. Померанцевым по рисункам художника В. Васнецова. Но, опять-таки подобно храму Христа Спасителя, и этому сооружению - не суждена была долгая жизнь. Лишь вчерне оконченный перед самым началом первой мировой войны собор простоял на Миусской площади до 1950-х годов, когда и был снесен.

Второй крупной неудачей А. А. Латкова стало сооружение Никольских торговых рядов в Москве. Составленный им проект трижды (!) отклонялся Техническо-строительным комитетом, и в конце концов проектирование было передано знаменитому мастеру Л. Н. Кекушеву.  Неблагоприятным образом на судьбе Латкова должны были отразиться и царские манифесты 1905-1906 годов о веротерпимости. Этими актами было сильно подорвано влияние господствующей Православной церкви, что привело к резкому сокращению храмового и монастырского строительства. Зато со сказочной быстротой начали строиться старообрядческие церкви и моленные дома, проектированием которых занимались многие ведущие зодчиео лаврский архитектор вряд ли мог принимать участие в сооружении "раскольничьих" храмов, по крайней мере, сведений о его контактах со старообрядцами нет.

 Первая мировая война и Великая Октябрьская социалистическая революция полностью прекратили храмоздательскую деятельность в России. Церковному зодчему пришлось заняться реставрацией. В 1918 году он участвует в реставрационных работах в Московском Кремле. Но, видимо, в силу недостатка авторитета А. А. Латков вновь оказывается на вторых ролях, уступив руководство своим более молодым и способным коллегам.  И хотя  прожил  Александр Афанасьевич еще долго (скончался он 24 июня 1949 года),  активной строительной деятельностью  более не занимался.

На  снимках: Колокольня Черниговского скита. Неосуществленный проект храма-памятника освобождения крестьян в Москве на Миусах.

 

Примечание редакции.

Облик Хотьковского Покровского девичьего монастыря привлекает многих, но оценка архитектурных достоинств Покровского и Никольского соборов разная. К этому добавляется еще и то обстоятельство, что об архитекторах, проектировавших и строивших храмы нашего монастыря, мы знаем очень немного. Впервые, пожалуй, публикуется достаточно большой очерк об Александре Афанасьевиче Латкове. Написанный по материалам государственных архивов, очерк резок в оценках, но определенен. Поэтому, несмотря на то, что "Хотьковский Вестник" во многом не согласен с автором очерка, он перед вами, читатель. Мы благодарим автора очерка за помощь газете.

Е. АНИКЕЕВ.

 

Счетчик посетителей по странам