Московские следы архитектора Люрса


André Lurçat
(1894-1970)  

Deux bâtiments sont bâtis à Moscou selon les projets de l'architecte français André Lurçat - l'école a la rue Machinostroeniya et la clinique d'enfant du Deuxième institut de médecine, qui se trouve à présent au territoire de l'institut de Kourchatov.


О работах иностранных архитекторов в Москве тридцатых годов известно не слишком много. Говоря на эту тему, вспоминают обычно лишь здание Центросоюза – Наркомлегпрома - ЦСУ, выстроенное по проекту Ле Корбюзье. А ведь в то время в пролетарской столице работали и немцы, и американцы, и чехи. И по крайней мере еще один француз, также достаточно известный – Андре Люрса.

Французский архитектор, окончивший в 1923 году Школу изящных искусств в Париже, сразу же стал ревностным поборником авангардного стиля, который в нашей стране именовался конструктивизмом. Люрса быстро установил тесные связи с ведущими архитекторами этого направления в Германии, Бельгии, Нидерландах. Уже в 1928 году он избирается председателем плановой комиссии Международного Конгресса Современной Архитектуры (Congrès International d'Architecture Moderne – CIAM). Как и другие передовые архитекторы того времени, Люрса понимал, что жизнь требовала перехода от рисования эффектных фасадов особняков и доходных домов к проектированию комплексов, районов, целых городов – здоровых и удобных для проживания и работы не только избранных личностей, но и всех обитателей. Труднопреодолимым препятствием на пути реализации подобных проектов была и оставалась частная собственность – на землю и на строения. Осознание этого привело зодчего к убеждению в порочности капиталистического строя, по своему существу враждебного человеку. Свою гражданскую и профессиональную зрелость Андре Люрса доказал, вступив в ряды Коммунистической партии Франции. Вполне логичным было и его решение поработать в стране, где земля являлась общенародным достоянием – в Советском Союзе. К тому времени в СССР уже были хорошо известны работы Люрса, наиболее популярной из которых стал проект (1931) школы имени Карла Маркса в пригороде Парижа Вильжюифе.


А. Люрса. Проект жилого дома в Кисловском переулке.1934
A. Lurçat. Le projet d'une maison a ruelle Kisljvskiy. 1934 

В 1934 году уже зрелым архитектором Люрса приехал в Москву, где был назначен руководителем 2-й архитектурно-проектной мастерской Наркомздрава РСФСР. Свой опыт проектирования образовательных учреждений он сразу же смог использовать в работе над одной из 72 школ, намеченных к строительству в 1935 году - по 1- й улице Машиностроения,16. .


А. Люрса. Проект школы на улице Машиностроения.1935
A. Lurçat. Le projet d'un école a la rue Machinostroeniya. 1935 

Желая показать свое уважение пролетарской столице, Люрса сам, без помощников, тщательно и в срок выполнил все рабочие чертежи. Его проект современники оценили как выделявшийся особой «культурностью». Правда, внешнее оформление вызвало упреки в следовании традициям отжившего стиля модерн. Действительно, в проекте каменное здание школы выглядело как фахверковая постройка, облицованная деревянными рейками. Но в сущности, все это – дело вкуса. Хуже обстояло дело с планировкой зданий. Видимо, зодчий не принял во внимание разницу климатических условий Парижа и Москвы, в результате чего спроектированная им школа вышла чрезмерно длинной. А для сохранения тепла в холодную русскую зиму предпочтительнее более компактные постройки, как, например, школы архитектора К.И. Джуса.


Проект школы на улице Машиностроения. План 1-го этажа
Le projet d'un école a la rue Machinostroeniya. Plan de rez-de-chaussée 

К авторским просчетам добавилось и своеволие строителей. Постоянный надзор Люрса вести был не в состоянии, так как несколько летних месяцев провел во Франции, а по возвращении в Москву, его ожидал неприятнейший сюрприз. Строители самочинно изменили проект, чем упростили работы, но обезобразили эффектное по замыслу здание. Односкатную крышу заменила обычная двускатная, из за чего на главный фасад выползли водосточные трубы, размещенные при этом, где бог на душу положил. Замена крыши повлекла за собой ликвидацию верхнего парапета, предусмотренного проектом. Высота школы уменьшилась, пропорции исказились. Про декоративные элементы, предусмотренные проектом, вообще «позабыли». Вместо поддерживавших лестничные клетки легких колон строители, чтобы не возиться, сложили глухую кирпичную стенку. Взглянув на получившееся мрачное сооружение из серого силикатного кирпича, потрясенный француз в отчаянии воскликнул: «Это не школа, а крепость». Не повезло бедному зданию и в дальнейшем – после ряда перестроек его вид стал откровенно безобразным, и вместо общеобразовательного учебного заведения оно занято сейчас спортивной школой.


Проект школы на улице Машиностроения. План второго этажа.
Le projet d'un école a la rue Machinostroeniya. Plan de premier étage  

Школа школой, а основным занятием Люрса все же было проектирование лечебных зданий, в частности физико-химического корпуса Первого медицинского института. Новое здание предполагалось возвести в начале Погодинской улицы, на ее левой стороне. Строительство солидного здания, выдержанного в духе ортодоксального конструктивизма, началось было в 1937 году, но практически сразу же остановилось и более не возобновлялось.


А.Люрса. Генеральный план комплекса 2-го Московского медицинского института в Щукине
A. Lurçat. Le plan general de l'ensemble du Deuxième institut de médecine de Moscou  

Лишь немногим более повезло другому проекту французского архитектора, выполненного уже для Второго медицинского института. Крупному ВУЗу становилось тесно в историческом центре города. Поэтому было принято решение о строительстве нового институтского комплекса в Щукине, по соседству с сооружавшимся в то время городком Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ). Выполненный Люрса проект включал около двух десятков зданий – клиник, учебных и подсобных корпусов. Работы на площадке развернулись в 1938 году, но шли ни шатко, ни валко. Грандиозные планы нового строительства, расцвет которых пришелся на середину тридцатых годов, под влиянием угрожающих изменений внешнеполитической обстановки свертывались, а средства перенаправлялись на оборонные нужды. Одними из первых жертв «конверсии» пали медицинские учреждения в Щукине. Единственным более или менее завершенным зданием институтского комплекса оказалась детская клиника, состоявшая из протяженного пятиэтажного главного корпуса и Т-образной в плане одноэтажной пристройки. В отличие от пышных зданий ВИЭМа, клиника сооружалась в лаконичных формах конструктивизма.


А. Люрса. Проект детской клиники в комплексе 2-го ММИ
A. Lurçat.Le projet de la clinique d'enfant  

Естественно, сокращение объемов гражданского строительства нанесло удар по надеждам француза. К его разочарованию следовало прибавить и усилившееся в те годы недоверие советских властей к иностранным специалистам. В числе прочих оно затрагивало и выходцев из Франции, новое правоцентристское правительство которой именно в это время попыталось установить контакт с Гитлером.

В 1937 году Люрса вернулся во Францию. Его работа в Москве оказалась не слишком плодотворной, однако часто встречающиеся (в том числе и в интернете) утверждения о том, что ни один из его проектов в СССР реализован не был, не соответствует действительности – в Москве стоят два здания, выстроенных по проектам французского архитектора – школа на улице Машиностроения и бывшая детская клиника 2–го ММИ, находящаяся ныне на территории Главного клинического госпиталя МВД.

Что же касается дальнейшей судьбы Люрса, то в послевоенные годы им были выполнены проекты реконструкции парижского пригорода Сен-Дени (1946—62), жилого комплекса в Бланмениле (1950—67): реконструкции города Мобёж (1945—63), санатория близ Нанси (1956), жилого массива в Сен-Максе (1958—67). Он входит в число наиболее известных мастеров архитектурного авангарда, а потому следы работы Люрса в Москве заслуживают большего внимания и заботы.

Счетчик посетителей по странам