Эти серые Песчаные...

 А.В.Рогачев

Опубликовано: Квартира, дача, офис. 1999,N 5.

 

     Вот уже  несколько десятилетий новые решения в московском жилищном строительстве  проверяются, как правило,  на Юго-Западе города. Именно там расположены получившие всесоюзную известность Новые Черемушки,  в Тропареве испытывались первые дома на основе Единого каталога.

     А в первые годы Советской власти такой "экспериментальный полигон" располагался на Северо-Западе.  В двадцатых годах там вырос знаменитый поселок "Сокол", в послевоенные годы с использованием стандартных деталей заводского изготовления выстроили кварталы двух-трехэтажных домов вдоль Хорошевского шоссе.

     Еще через несколько лет между двумя этими районами возник крупный жилой массив, который определил основное направление развития московского строительства на ближайшие годы. Назвали новый массив очень просто - районом Песчаных улиц, потому что почти все проходившие здесь проезды назывались Песчаными, будто бы благодаря здешним песчаным грунтам.

     Улицы - Песчаные, с номерами,  чуть ли не десяток. Переулки - Песчаные, Большой, Малый и просто Песчаный. Даже площадь - и то Песчаная!  Правда,  во время строительства часть улиц  просто исчезла, другие получили новые имена. Но несколько лет назад количество оставшихся Песчаных  показалось кому-то  из  городского руководства недостаточным. Меры по возрождению «песчаности»  последовали самые  решительные  - улицу Вальтера Ульбрихта переименовали в Новопесчаную, Георгиу-Дежа - во 2-ю Песчаную. Так что сегодня несчастные приезжие уныло тычутся в таблички с одинаковыми названиями, пытаясь отыскать что-то единственно нужное им "Песчаное".

     Так что же такое выстроили пятьдесят лет назад на "песочке" Песчаных улиц? Обстоятельный рассказ об этом требует небольшого исторического экскурса - в двадцатые  и  тридцатые годы  нашего столетия.  На рубеже этих десятилетий жилья в Москве строили много и быстро. Один за другим возникали целые микрорайоны пятиэтажных,  похожих  друг на друга домов.  В Дангауэровке (вдоль южной половины нынешней Авиамоторной улицы), на Шаболовке, на Усачевке, Преображенском валу, Почтовой улице.

     Высокие для  того  времени темпы строительства объяснялись очень просто: дома в микрорайонах сооружались по единому отработанному и  предельно  упрощенному проекту. В них было все самое необходимое, но не больше того. Какие-либо украшения, отклонения от стандарта не допускались.

     Десятки новых  домов позволили переселить в благоустроенные квартиры тысячи семей рабочих, живших до той поры  в бараках, казармах, подвалах. Это был первый удачный приступ к важнейшей для Москвы жилищной проблеме,  которая до сих пор не получила своего окончательного разрешения.

     Первые, еще небольшие успехи дали возможность перевести дух и обратить внимание не только на количество вводимой в строй жилплощади, но и на внешний вид возводимых построек, на качество их отделки.  И впечатление оказалось не слишком радостным.  Коробочный вид этих домов,  их серые фасады, не оживленные ничем,  кроме рядов балконов, не вызывали никаких положительных эмоций.

  Одна крайность рождает другую, противоположную. С середины  тридцатых годов московские зодчие,  забросив расчеты экономичной планировки квартир, занялись оформлением фасадов.  Архитекторы по несколько раз переделывали проекты, добиваясь классической стройности пропорций, рабочие  старательно выкладывали из кирпича колонны,  тянули штукатурные карнизы и пилястры, подгоняли гранитные плиты облицовки.

     Вдоль магистралей города поднимались торжественные здания, радовавшие взгляд. Но их было слишком мало, а росли они слишком медленно. Ввод жилья в строй в 1938 году  оказался почти вдвое ниже, чем в 1932 ! И это при том, что население города стало расти еще быстрее!  Выход из тупика попытались найти в поточном строительстве. Строительство предполагалось вести одновременно на нескольких однотипных (не обязательно одинаковых) объектах. Отрабатывались унифицированные проекты, составлялся перечень материалов и работ. Бригады рабочих, специализировавшихся на выполнении только одного вида работ,  последовательно передвигались от одного дома к другому, а их место занимали следующие. И так до полного завершения работ в последнем доме.   Чтобы такой конвейер мог действовать, требовалось рассчитать сроки выполнения всех работ с точностью до часов.

     Первый опыт  -  строительство поточным методом  сразу одиннадцати жилых домов на Большой Калужской улице (ныне это начало Ленинского проспекта) дал прекрасные результаты.    Вряд ли можно ручаться за полное соблюдение  почасового графика, но дома строились по 5 месяцев каждый, и сдавались они один за другим с интервалом в неделю! При этом их внешний вид, хотя и проигрывал штучным красавцам,  все-таки оставлял далеко позади серые  коробочки  двадцатых годов. Но когда  в квартиры на Большой Калужской въезжали новоселы, в Европе уже шла война...

     О поточном методе строительства вспомнили только в 1948 году. На этот раз испытательной площадкой стал большой массив Песчаных улиц. Одновременно предполагалось проверить типовые проекты жилых домов,  испытать различные конструкции и отделочные материалы и отработать  методы поточно-скоростного строительства. Что  самое приятное, при всем этом ожидался весомый прирост фонда благоустроенного жилья в Москве.  Вот если бы все эксперименты давали такую отдачу!

     Поскольку строились не один-два, а десятки домов, начинать приходилось с генерального плана жилого массива. Основу плана составили две перпендикулярные оси - улицы Новопесчаная и 2-я Песчаная, которая решена как широкий бульвар. Его выход  на Новопесчаную украшен гранитным парапетом и большим фонтаном.  Слегка портит впечатление то, что этот прекрасный бульвар ведет в никуда, так как упирается в поле Центрального аэродрома.


 Первая очередь  строительства состояла из двух кварталов четырех-пятиэтажных домов. Такую этажность архитекторы А.Андреев, В.Андреев,  М.Озеров выбрали как наиболее экономичную и простую для строительных работ. Она  же оказалась наиболее дешевой и по эксплуатационным расходам,  так как в домах такой высоты не требовалось лифтов. В основу планировки  были положены типовые секции квартир,  построенные на применении простейшей конструктивной схемы средней  несущей продольной стены. Основная секция (та, из которой собиралась большая часть каждого дома) состояла из трех двухкомнатных квартир. Торцевые и угловые секции имели в своем составе однокомнатные, трехкомнатные и четырехкомнатные квартиры.


  Отличные результаты дало применение элементов внешнего оформления заводского изготовления. В то время, как в домах, строившихся по индивидуальным проектам,  стоимость отделки фасадов составляла от 15 до 30 % (!) стоимости всего дома, на  Песчаных улицах она не превышала 10%. При этом отделка домов производит приятное впечатление. Несмотря на то, что фасады украшены стандартными деталями - кронштейнами балконов, дверными порталами, они не кажутся  однообразными. У части  домов устроили крышу мансардного типа, что являлось редкостью для Москвы. Новинки были и внутри - здесь впервые применены монтажные санитарно-технические панели, новые типы керамической облицовки.

 Индустриальные методы работ,  сводившихся к монтажу заранее заготовленных элементов, дали огромный выигрыш в скорости строительства. Так, жилой дом в четыре этажа возводился  всего  за 20-30 дней. А совсем рядом, на Ленинградском шоссе большие и нарядные дома строились годами!  К началу 1950 года  удалось ввести в строй свыше 70 тысяч квадратных метров жилплощади.

  Облик первых домов на Песчаных улицах прост, скромен и уютен. Обычно стены из силикатного кирпича производит неблагоприятное впечатление, но архитекторы сумели сосредоточить внимание зрителя на декоративных деталях, для  которых серый цвет стен  служит нейтральным фоном.  Особенно выигрышно смотрятся дома на Песчаных в сравнении со своими более молодыми собратьями - стандартными пятиэтажками из силикатного кирпича, строившихся в конце 1950-х годов.

Для формирования ансамбля зодчие отлично использовали и такое вроде бы обыденное  сооружение как типовая  школа. Проект архитектора Л.Степановой был сам по себе не слишком удачным, но фасад школы, разработанный А.К.Ростковским  и И.А.Чекалиным,  является,  пожалуй  лучшим за всю  историю школьного  строительства Москвы. Традиционное  для Москвы двуцветие  -  красноватое поле стены,  выполненной в чистой кирпичной кладке, и белые бетонные детали поясов, карнизов и междуоконных рельефных заполнений,  сразу выделяет школьное здание из окружающей застройки.

 Создаваемому им впечатлению приподнятости, даже некоторой торжественности, способствует горизонтальное деление фасада на цоколь, основную часть и завершение. Вот эти яркие здания, умело вкрапленные в серые массивы, придали ему еще большее разнообразие и выразительность.

 Казалось, можно  было и дальше продолжать в том же духе, но в 1948 году руководство столицы решило повысить этажность новой застройки,  приняв среднюю этажность новостроек за 8-9 этажей.   Успех первой  очереди воодушевил новую группу проектировщиков (З.Розенфельд, А.Андреев, А.Болонов, М.Зильберглейт и др.), и кварталы второй очереди они решили застраивать уже шести-семиэтажными домами.  За это им и досталось. С  одной стороны, более высокие здания обогатили силуэт района и несомненно украсили его. Но  удовлетворительная для  четырехэтажных домов планировка этажей, будучи механически перенесенной в более высокие дома (где уже  требовались лифты), оказалась малорациональной. Не изменились и декоративные детали, использованные в первой очереди. Их размеры рассчитывались на высоту четырех этажей, а для восьмиэтажных домов они оказались немасштабными. Возникло явное несоответствие между объемом зданий и их деталями, которые просто терялись на фоне огромных фасадов.

 Кроме того, в стремлении обстроить кварталы (в том числе и неправильной формы) по периметру,  авторы "провинились" и  широким применением тупоугольных секций. Думаю, что не нужно объяснять, насколько неудобен тупой угол дома для вписывания в него нормальных прямоугольных комнат,  и сколько лишних конструктивных деталей требуется для сооружения таких секций.

 Зато прекрасной находкой проектировщиков стала облицовка фасадов части домов только что появившейся керамической плиткой под "бриллиантовый руст" . Такая отделка напоминает внешнюю  облицовку знаменитой Грановитой палаты в Московском Кремле. Но и тут не обошлось без накладок. Бриллиантовый руст смотрелся хорошо, пока его использовали для выделения, акцентирования отдельных, архитектурно важных фрагментов домов, но вот такой керамической плиткой целиком покрыли фасады домов 16 и 19 по Новопесчаной улице... Небольшие размеры плитки и ясно видные границы между рустиками, подчеркнутые отбрасываемыми ими тенями, привели к тому, что стены этих домов оказались расчерчены на мелкие и довольно неряшливые квадратики.

 Третья очередь  ознаменовала еще один этап в московском строительстве. Ее составили всего пять домов, выстроившихся вдоль улицы Куусинена, но зато каких!   В плане каждый дом напоминал растянутую букву "Н". Перекладину образовывал десятиэтажный корпус, ножки - шестиэтажные. Единственным декоративным мотивом были вертикали простенков между окнами,  трактованные как пилоны. Но и без всякого декора активный силуэт делал облик домов  выразительным и  запоминающимся. А самым интересным в этих домах была их конструкция. Дома строились каркасно-панельными.

 Тогда еще трудно было >представить, что относительно тонкие бетонные панели способны сами по себе нести тяжесть многоэтажного дома. Считалось, что всю нагрузку должен принимать внутренний каркас из стальных или бетонных столбов, а привешиваемые к нему панели играть роль ограждения комнат.

 Первый квартал четырехэтажных домов по такой схеме появился на 1-м Хорошевском проезде. Но даже его авторы - архитекторы М. Посохин (тот< самый, который впоследствии стал главным архитектором Москвы), А. Мндоянц, инженер В. Лагутенко были, кажется, не в восторге от своих каркасно-панельных первенцев. Отрицательный результат - тоже результат, полученный опыт пригодился, и дома третьей очереди Песчаных улицы, выстроенные тем же коллективом, оправдали возлагаемые на них надежды. 

 Но история  создания новых кварталов Москвы изобилует драматическими ситуациями. Как часто удачная, казалось бы, новинка,бледнела перед совсем новой,  только что возникшей идеей! Так произошло и в этом случае.  Пока М. Посохин и его коллеги на  Песчаных улицах доводили до блеска каркасно-панельную схему, совсем рядом, на Октябрьском поле другой коллектив - архитекторы Н. Остерман, Л. Врангель,  З. Нестерова, инженеры Г. Кузнецов, Б. Смирнов выстроили сборный семиэтажный дом, панели которого не нуждались ни в каком каркасе – они держали себя сами. Эта работа проигрывала посохинскому дому почти по всем статьям, но все-таки будущее было за ней. Еще бы - бескаркасная схема обещала огромное сокращение количества деталей, упрощение работ, обеспечивала гибкость планировки. Каркасные конструкции практически исчезли из жилого домостроения, сохранив свое значение лишь для общественных и промышленных зданий.

 К Песчаным улицам относятся по-разному.  Некоторые специалисты осуждают их за слишком традиционный подход к оформлению домов,  другим не нравится  планировка кварталов. Но критерий истины - практика, и результаты этой практики говорят в пользу Песчаных улиц.  Типы жилых домов, впервые появившиеся там, затем широко строились во всех уголках Москвы и Подмосковья, а потом разошлись по всей стране.

 Узнаются они сразу - серый кирпич со сборными бетонными деталями декора - просто, но нарядно.

Счетчик посетителей по странам