Город и самолет

А.В.Рогачев

Опубликовано: Квартира, дача, офис. 2000,N 112

Новодевичье кладбище. Захоронение погибших при аварии "Максима Горького"
 

 

 Что принимается  во  внимание при   оценке   квартиры? Метраж, тип дома,  удаленность от метро... Даже экология, о которой никто толком не знает, что это такое. А вот про безопасность жизни обычно не вспоминают.  Считается,  что себе ее каждый  обеспечивает сам.  Даже  детям в школе преподают ОБЖ - основы безопасности жизнедеятельности. Но все ли в этой области зависит от нас?

Ваша квартира -  образец противопожарной безопасности, но  пьяница-сосед  засыпает   на   диване   с   непотушенной сигаретой. Вы  ведете  автомобиль с соблюдением всех правил движения,  а в бок ему неожиданно вламывается огромный джип, владельцу которого законы не писаны.  Или, наконец,  на ваш дом с неба падает пылающий аэробус...

 Неужели бывает и такое? К сожалению, не так уж и редко. Особенно "везет"  в  этом отношении  маленькой  несчастной Англии. В 1945 году пассажирский Дуглас DC-3 не смог набрать нужной для взлета скорости и после отрыва от земли шлепнулся на   крышу   одного   из   домиков   лондонского пригорода, окружавшего аэродром. Спустя 18 лет история  повторилась  в Глочестере.   Пассажирский самолет  "Варсити",  у  которого отказали оба двигателя,  в тщетной борьбе с  силой  земного притяжения   вырубил  в  крыше кирпичного  коттеджа  уютное гнездышко и буквально улегся в него,  сам оставшись почти  в целости и сохранности (если не считать сломанных крыльев).

     Февраль 1956  года.  В   Мюнхенском   аэропорту   стоит омерзительно  промозглая погода.  Но немцам лень очистить взлетную полосу от липкого  снега,  а экипажу самолета "Амбассадор"  (опять-таки  английского)- удалить наледь с крыльев. Отяжелевшая машина на заснеженной полосе сумела разогнаться до скорости, которой не хватило  для подъема, но оказалось вполне достаточно для  того,  чтобы изувечить строения соседней крестьянской фермы. Больше всего, однако, пострадал сам самолет - от ударов он  развалился на  части. То,  что числе погибших пассажиров были футболисты известной команды "Манчестер Юнайтед", погрузило Англию в траур.

     Совсем недавно, в 1988 году на очередной английский городок Локерби рухнул развалившийся в воздухе широкофюзеляжный  Боинг-747.  Подобно тяжелым снарядам, обломки разнесли вдребезги несколько домов,  а десятки  тонн  топлива дотла выжгли целую улицу. Одиннадцать жителей Локерби погибли.

     Однако хватит про Англию,  пора вспомнить и о Москве. В стену Новодевичьего кладбища вделана огромная памятная доска с  изображением широко  размахнувшего свои крылья самолета. Это  колумбарий, где покоится прах членов   экипажа   и пассажиров знаменитого "Максима Горького".

     С середины двадцатых годов  в конструкторском бюро А.Н.Туполева  велись  работы на созданием тяжелых самолетов, которые можно было использовать и как  транспортные,  и как бомбардировщики.  Сначала,  в 1925  году поднялся  в небо двухмоторный АНТ-4,  военный вариант которого был принят на вооружение под маркой   ТБ-1   (ТБ   означало   "тяжелый бомбардировщик").  Через пять лет  появился  четырехмоторный АНТ-6  (ТБ-3), который  мог  нести под своими крыльями пару самолетов-истребителей.

     А дальше   в   конструкторском  бюро  Туполева родился настоящий гигант - самый большой сухопутный самолет  в мире АНТ-20. На крыльях размахом в 63 метра (у современного ИЛ-86 - всего 48!) стояли 6 моторов, да над фюзеляжем возвышалась гондола,  в которой  прятались  еще два  - один работал на толкающий  винт,  другой -   на   тянущий.   В   просторной пассажирской   кабине  можно было  свободно  разместить 72 кресла, однако в первом построенном самолете число мест было меньше,  зато в нем оборудовали собственные радиовещательный узел ("Голос с неба") и  типографию  ,  способную во  время полета  печатать бортовую многотиражку. У большого самолета был и большой экипаж - целых 11 человек.

     Головной образец   АНТ-20   получил   название  "Максим Горький",  а право стать пассажирами первых эксплуатационных рейсов досталось ударникам московских авиационных заводов и членам их семей.  18 мая 1935 года  АНТ-20  красиво ушел  в воздух    с    взлетной   полосы   Центрального   аэродрома, расположенного между Ленинградским проспектом и  Хорошевским шоссе   -   там,   где   сейчас  стоят  здания Центрального аэровокзала.  Вслед  за ним   поднялись   два   истребителя почетного  сопровождения.  Самолет шел над Окружной железной дорогой по направлению к Покровскому-Стрешневу. С земли за ним  наблюдали  тысячи людей,  завороженные гордым парением великолепного  самолета.  На их  глазах   произошло   нечто необъяснимое.  Один  из сопровождающих  истребителей словно ринулся в атаку на крыло гиганта и  врезался  в него.  Еще какое-то  время летчики  управляли  летевшим на одном крыле самолетом,  им даже удалось развернуть его к  аэродрому. Но спасительную  посадочную полосу окружали городские кварталы. С северо-запада лежал поселок Сокол. На него-то и обрушились обломки рассыпающегося в воздухе АНТ-20.

     Болье всего досталось деревянному дому 4 по улице Левитана - от него остались одни руины.  У дома 11 повредило крышу,   у дома 7 по улице Сурикова снесло печную трубу. А сам самолет рухнул сразу за поселком.  Найти это место легко - старожилы  утверждают, что  это  зеленый треугольник  на пересечении  улиц Алабяна и Песчаной, недалеко от станции метро "Сокол".

     Несмотря на причиненные разрушения, жертв среди жителей Сокола  не было  -  только благодаря  мастерству летчиков, сумевших последним отвести самолет на пустую площадку и тем самым спасти десятки людей на земле. Но сам экипаж "Максима Горького" и все его пассажиры погибли.  Погиб и  управлявший злополучным  истребителем летчик Благин.  Официально на него была возложена вина за катастрофу. По показаниям  некоторых очевидцев  Благин  в  упоении от  зрелища плывущего в небе величественного самолета  решил  совершить мертвую  петлю вокруг  его крыла,  но  не сумел правильно рассчитать свой рискованный маневр. Более вероятна, однако, другая версия - Благин  просто слишком близко подвел свой самолет к "Максиму Горькому", и маленький истребитель был просто втянут образуемым крылом гиганта разрежением воздуха.

     В любом случае падение АНТ-20 не было вызвано какими-либо недостатками его конструкции,  что подтвердила и эксплуатация  его второго  экземпляра  - ПС-124. Благодаря большей мощности новых моторов,  а  размеры самолета  даже выросли. ПС-124 прожил долгую и довольно спокойную жизнь, до 1941 года перевозя   пассажиров   на   самой напряженной в то время трассе Аэрофлота Москва-Минводы.

     Тогда же,  в 1935 году  нелепая  катастрофа самолета, бывшего гордостью советской авиации, потрясла всю страну, и особенной болью отозвалась в Москве.  Столица  еще остро  и восторженно  переживала пуск  первой  очереди метро (15 мая 1935 года),  когда  на первых страницах газет появились окаймленные черной рамкой подробные сообщения о катастрофе, ставшей основной темой для всех средств массовой информации на целую неделю. Обсуждались причины происшедшего, воздавали должное мастерству пилотов,  до  последнего боровшихся за спасение   самолета,   добрым   словом  вспоминали погибших ударников.  Но в этом потоке информации ни разу не пробилась мысль об  опасности  расположения аэродрома  среди Москвы. Оставшимся  без  крова жителям  разрушенных  домов   срочно предоставили квартиры, и на этом вопрос об ущербе городу был исчерпан.

     А через несколько лет произошла новая громкая трагедия. На этот раз ее жертвой  пал славный  летчик,  первый среди плеяды  сталинских соколов В.П.Чкалов.  15 декабря 1938 года он  поднял  с Центрального  аэродрома  опытный истребитель И-180.  Летчик  уже собирался идти на посадку,  когда заглох мотор. Конечно, такой ас как Чкалов вполне бы мог совершить вынужденную  посадку, будь внизу  свободное пространство. Однако под  крылом  стелились   кварталы Хорошевского шоссе. И вновь, спасая  людей на земле, летчику пришлось пожертвовать своей жизнью. В последние секунды ему удалось протиснуть машину в щель между двумя строениями. Дальше путь истребителю  преградил столб линии электропередачи. Никто из жителей не пострадал,  но сам Чкалов скончался на месте,  а отличный по характеристикам и многообещающий самолет так  и не пошел в серию.

     В 1940 году разбился летчик-испытатель Ю.И.Пионтковский.  На этот  раз машина - истребитель ЯК-1 - была в полном  порядке,  но, отрабатывая фигуры высшего пилотажа,  летчик слишком снизился над Ленинградским шоссе и не успел выйти из штопора. Самолет упал в районе Петровского парка.

    Тем временем уже велось строительство новых  аэродромов гражданской авиации,   расположенных подальше  от границ Москвы.  В 1934 году в строй вошел аэропорт Быково, в 1941 - Внуково. После войны  появились  Шереметьево (1960 год) и Домодедово (1964 год). Туда перешла большая часть полетов. Тем не менее  полеты  с центрального  аэродрома  все продолжались. Сюда прибывали самолеты с  официальными лицами и делегациями,  здесь  приземлялись летчики,  совершавшие длительные перелеты.  Однажды здесь побывал даже  знаменитый немецкий  дирижабль  "Гинденбург". Сюда  9 мая  1945  года доставили Акт о безоговорочной капитуляции Германии, а через несколько дней - и Знамя Победы.

     Все-таки главная  причина продолжавшихся полетов была в том,  что вокруг Центрального аэродрома успел вырасти целый куст  авиационных  заводов, на  которых  строились опытные образцы чуть ли не всех советских самолетов. И несмотря на то,  что  постепенно авиастроительные предприятия появлялись

во многих городах страны, Москва первой давала  путевку  в жизнь многим популярным  самолетам.  Так, в путеводителях семидесятых  годов отмечается, что именно  с  московского Центрального аэродрома совершили свои первые полеты тяжелые воздушные корабли - транспортный самолет ИЛ-76 и широкофюзеляжный пассажирский ИЛ-86. Это  приятно щекочет московское самолюбие, но не без примеси легкого беспокойства.  Конечно, ИЛы  давно  пользуются славой машин исключительно надежных и безопасных,  и проверяли  их перед взлетом  долго  и тщательно,  но все же полеты был первыми, способными преподнести любые сюрпризы.

     То, что  опасения такого рода не лишены оснований,  еще раз подтвердила недавняя трагедия.  Пару-тройку неделю назад на улицу Саломеи Нерис в Тушине упал вертолет. На его борту погиб известный офтальмолог С.Федоров.  Шум  по поводу его гибели напрочь заслонил тот факт, что вертолет рухнул на территорию   города и опять-таки только счастливой случайностью можно объяснить отсутствие жертв  среди москвичей.  А направлялся вертолет еще на  один  аэродром в черте  Москвы  - на Тушинский. Он возник в тридцатых годах далеко за пределами  тогдашней  Москвы, использовался  как спортивный   и  считался совершенно  безопасным. Когда же городские кварталы Тушина и Строгина придвинулись к нему вплотную, аэродром приговорили к закрытию, а занимаемый им берег  Москвы  реки отвели  под  застройку. Для   будущего населения упраздняемого аэродрома предусмотрели даже станцию метро на  Краснопресненской  линии   (между   Щукинской и Тушинской). Станцию  смонтировали,  а отделку  и  открытие отложили до  строительства  наверху жилых  домов.   Однако аэродром не закрыли,  дома на его месте не выстроены до сих пор, и поезда по-прежнему проходят так и не родившуюся и уже забытую станцию без остановки. А ведь сейчас, когда новый жилой район Митино перекрыл последний  остававшийся свободным  подход к аэродрому,  его закрытие  стало насущной   необходимостью.   Катастрофа с  вертолетом  Федорова - лишнее доказательство этого. Тем не менее Тушинский аэродром функционирует.

     С Центральным  аэродромом дело обстоит,  пожалуй,  даже хуже. Вроде бы и ежику понятно, что ему совершенно не место чуть  ли  не в  центре  Москвы, а  занимаемая  им огромная территория пригодилась бы  городу и  помогла  бы сократить темпы  его  расползания в стороны. Тем не менее в 1995 году появился  указ президента    реконструкции   Центрального аэродрома имени М.В.Фрунзе в Москве", который предусматривал создание здесь аэропорта для  самолетов бизнес-класса!  Тут же,  конечно, возникло акционерное общество закрытого типа, которому с ходу сдали  в аренду  всю  территорию аэродрома сроком аж на 49 лет!

Так что, при   покупке   квартиры   на   Ленинградском проспекте или Хорошевском шоссе имейте в виду, что скоро на ваш дом свалится самолет, правда,  дорогой и хороший. Но от того,  что  его салон будет занимать не обычная публика, а довольный собой бизнесмен, вам вряд ли будет легче.*

 

  *К счастью, глупейшее решение не было воплощено в жизнь. Территория Центрального аэродрома застраивается сейчас жилыми кварталами.

Счетчик посетителей по странам