Как орлы копаются...


Итак, страшная по своей глупости эпопея Алабяно-Балтийского тоннеля продолжается. В сентябре подрядчик открыл движение по дну грандиозной ямы в одну сторону – с улицы Алабяна на Большую Академическую. С грехом пополам – в буквальном смысле слова, ибо въезжая в тоннель по его правой полосе, выезжаешь из него по левой. На половине пути движение перебрасывается справа налево.
В чём дело? Зачем потребовалась эта нелепая уловка, на ликвидацию которой в перспективе потребуются новые затраты? Ответ более или менее ясен: и городскому руководству, и подрядчику очень нужно было хоть чем-то подкрепить свои многочисленные заведомо ложные заявления о скором открытии тоннеля. Вот и сшили (по принципу «пришей кобыле хвост») одну половинку из двух относительно готовых четвертинок. Почему относительно, будет объяснено несколько позже.
Готовности одной из оставшихся четвертушек мешает… жилой дом. Стремясь сохранить нелепый сарай, в котором ныне размещается «штаб строительства», проектировщики почти вплотную придвинули тоннельную яму к дому 12/27 по Балтийской улице.  


А дом-то непростой, заслуженный. Его выстроили во второй половине тридцатых годов по проекту архитектора Б. Рериха – брата известного авантюриста и художника Н.Рериха. Предназначался дом для сотрудников Всесоюзного института экспериментальной медицины, временно размещенного по соседству. Впоследствии на базе этого института была создана Академия медицинских наук СССР. Конечно, создатели дома никак не рассчитывали на то, что в нескольких шагах от его фундаментов возникнет яма двадцатиметровой глубины. А вот ее проектировщикам вполне естественно полагалось учесть близость существующего здания и предусмотреть меры по обеспечению его безопасности. Но не предусмотрели.  

. .
И дом начал расползаться. Его угловая часть потихоньку сползает в яму и отъезжает от основного корпуса. На снимках, сделанных с улицы и со двора, видны трещины, наскоро залитые монтажной пеной.  


А вот еще одно свидетельство опасности, которой подвергается академико-медицинский дом. Жить в квартирах, нуждающихся в постоянных проверках – не разваливаются ли? – как-то страшновато.
Так что, пока незадачливые строители не справятся с этой проблемой, северо-восточная четвертушка тоннеля «не поедет».  


Но, несмотря на это, столичное руководство продолжало заливать москвичей потоками ложных заверений. На торжественном «открытии движения» в сентябре московский «мер» пообещал открыть встречное направление через месяц, то есть в октябре. Потом последовала стыдливая оговорка – в октябре-ноябре. Когда в ноябре существенных сдвигов на стройке не произошло, событие перенесли на «конец года». 2013, естественно.
В «конце года» выяснилось, что утро вечера мудренее, и тоннель лучше открыть в «начале года», теперь уже 2014. Об этом заявил глава департамента строительства товарищ Бочкарев. Начало года – это, наверное, январь. Однако сей месяц благополучно миновал, наступил февраль, и товарищ Бочкарев, которому, очевидно, надоело сдвигать сроки каждый месяц, порадовал москвичей переносом открытия движения по второй половине тоннеля аж на «лето 2014 года»! (информацию о всех этих заявлениях можно найти в интеренете)
Вот это уже ближе к делу, хотя не особо конкретно и не слишком убедительно. Замечательно приведенное высокопоставленным лицом обоснование очередного переноса - генподрядчик, видите ли, часть объектов сдал «раньше срока»! Это каких таких объектов и каких таких сроков? Тоннель обещали завершить еще в 2009!  


А теперь – самое интересное. «Открытие движения» в понимании московских властей отнюдь не означает завершения работ. Посмотрите, как выглядит «открытая для движения» часть тоннеля с поверхности. Это что, готовое сооружение?  


Внутри ямы продолжают копаться строители. Копаются как настоящие орлы – уже девятый год пошёл, как копаются, и еще два-три года будут копаться.  


Вот еще интересный снимок открытой для движения полосы, сделанный сверху, через безобразную дырку, «украшающую» собой Балтийскую улицу. Внизу проносятся машины (впрочем, движение вялое, отнюдь не интенсивное), а на бетонные перекрытия небрежно брошен стальной двутавр, которой того и гляди сверзится на какую-нибудь несчастную легковушку.  

.
. .
Как относится генподрядчик к сдаче объектов в эксплуатацию, можно судить по виду уже давно «открытого» Волоколамского тоннеля. Разве эта страшная яма, эти сплетения труб, эта зачем-то воздвигнутая и заброшенная опора несостоявшегося надземного перехода (снимки сделаны в феврале 2014) свидетельствуют о завершении работ? Впрочем, о Волоколамском тоннеле разговор отдельный, особенно в связи с печальными событиями нынешней осени-зимы.


А пока – просьбы-пожелания всем созидателям ужасной развязки. Проектировщикам – выбирать вариант не потому, что он самый дорогой, а вследствие его пригодности и реализуемости в данных условиях. Ну, и гидрогеологическую обстановку учитывать – хотя бы чуть-чуть.
Строителям - не сдавать «часть объектов раньше сроков», а честно вести дело к настоящему завершению строительства. Впрочем, «орлам» можно и посочувствовать: чудо, что им хоть что-то удалось выстроить в соответствии с этим непрофессионально выполненным проектом.
Городским руководителям – думать о том, что говорят, и не раздавать пустых обещаний.  

Счетчик посетителей по странам